Ю Р И Й   К О С А Г О В С К И Й

Посвящаю Диме Давыдову и Татьяне Матвеевой – без них не было бы этой книги

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


       

        л е к ц и и

   э с т е т и к е

 

 
 

 

 

 


               

Подпись:            
ПРОЧИТАННЫЕ  В
УНИВЕРСИТЕТЕ
РОССИЙСКОЙ
АКАДЕМИИ
ОБРАЗОВАНИЯ
(МОСКВА, МАРТ 1998 Г.)
 

 

 

 

 


 

                                                                                            

                                                                                                                 МОСКВА 2004

 

 

 


          

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


   

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

               1

                   

 

 

 

    

 

                           практика и эстетика

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Я спокойно сидел дома и занимался музыкой, литературой и живописью или делал иногда фильмы... и вдруг мне предложили преподавать эстетику. Мне как-то стало не по себе и даже неприятно. Но потом я подумал, что эстетика - это рассуждения о прекрасном, а прекрасное все-таки меня притягивает к себе, и решил, что, пожалуй можно согласиться на такое предложение.

     Когда я был студентом, я тоже проходил эстетику в институте, она называлась тогда марксистко-ленинской эстетикой в то, так называемое "тоталитаристское время", но у меня не сохранилось об этом никаких воспоминаний, разве только что несколько неприятных ощущений.

Дело в том, что это были абстрактно-кабинетные рассуждения, да еще и усредненные, не говоря уже о том, что часто она наверно была искажена идеологией. Безусловно, интереснее было иметь опыт соприкосновения с живой эстетикой, которую давало или разглядывание образцов подлинного искусства - Пушкин, Гоголь, Рахманинов, Бах и т.д., т.е. практиков прекрасного. Или теоретизирования отдельных философов, например Сократа, не знаю, занимался ли он искусством, а вот мысли об эстетике высказывал интересные, но о нем я буду говорить как-нибудь в другой раз.

Я тоже конечно практик... кстати, когда я был студентом, меня еще раздражало, что читает мне лекцию не известно кто. Поэтому давайте я вам кое-что расскажу о себе, чтобы вы познакомились со мной. Я сочинял музыку, занимался литературой и писал картины и делал фильмы. Вот сейчас я раздам вам посмотреть репродукции моих картин, и пока вы их разгля­дываете, почитаю пару коротеньких рас­сказов и стихотворений, да и можно послушать концерт для форте­пьяно с оркестром, записанный на кассете...

...........................

 

Но вот, поскольку, розетка в этой ауди­тории не работает - придется вам его только представить мысленно...

 

И все-таки мне хочется вам рассказать, о  моем пути в музыке, он был очень необычным и даже дерзким, и нахальным: я не учился в музыкальной школе, правда ходил в консерваторию, но нелегально, просто пользуясь тем, что похож, чисто внешне, на студента, как любой молодой человек. Можно сказать, что это было как бы проникновением в мир музыки через окно, крышу или чердак. Я просто довольствовался, что есть множество классов, где стоит фортепьяно и на нем можно делать какие-то эксперименты. Так я и делал, мне говорили, что уже поздно, что надо начинать с детства раннего (а мне было 18 лет, когда я появился в Москве), что надо учиться сидеть за фортепьяно, учиться держать руки - но я не при­давал этому никакого значения. Мне говорили, что я приду в тупик, но я счи­тал, что жизнь моя и я сам ею распоряжусь, и что искусство это страна грез и мечтаний, и туда нельзя попасть за руку с Петром Ивановичем каким-нибудь, и по дорожке, утвержденной Ми­нистерством... Нет, я думал, туда может, в эту страну грез, привести толь­ко моя любовь к музыке и удача, чудо и больше ничего.

 

Мне сказали, что я не смогу развить свою технику игры на фор­тепьяно, но я себя утешал тем, что может же быть на свете музыка и не быстрая, но хорошая и красивая. Но я не знал, что медленная игра это лучшая подготовка к быстрой игре, и играя долго медленно какие-то звуко­вые ряды, я через некоторое время уже смог их сыграть молниеносно, так что пианисты с которыми я дружил, и которые играли уже лет 15 (школа, училище и консерватория) мне говори­ли, что им надо бы поработать над моим пассажем, а без подготовки его сыграть невозможно. Да и в Париж­ской консерватории, куда я приехал, много лет спустя, мне говорили «...да, Вы концертирующий композитор ока­зы­ва­­ет­­ся, пианист-виртуоз!». И это было лестно слы­шать.

 

Что касается живописи, то вы обратили внимание, наверно, что мно­гие картины выполнены кругами, и это нечто новое конечно в живописи. Если помните, то в истории живописи был пуантилизм - основатель Сера, кубизм  -  основатель Пикассо или Брак, абстрак­ционизм - Кандинский, и вот, этот метод рисования кругами искусствоведы называют  р о н ­д и з м.   Конечно, таких кар­тин не было еще, и мне приятно, что мне удалось новое слово сказать в эс­тетике, предлагая такие еще не ви­дан­ные объекты для рассматривания.

 

Впрочем, это чисто формально, на самом деле всякий серьез­ный худож­ник нов и без формальных столь явных открытий и у Пуш­кина, и у Гоголя, и у Достоевского, Диккенса, Кафки своя не­повто­римая эстетика. Вообще как уни­каль­ны отпечатки пальцев у человека, так же уникально прошлое любого чело­века и, стало быть, его опыт пред­ставляет интерес и нов, и уникален.

 

 

Казалось бы, человек-практик в искусстве далек от теории эстетики. Можно даже сказать, что ему вредно теоретизирование, как вредно сороко­ножке задумываться, как она пересту­пает ногами. Но ведь ему приходится принимать реше­ние: что будет в первом абзаце повест­вования рассказа или ро­мана, что будет в середине или хотя бы каков замысел в общих чертах. Стало быть, приходится и размышлять. Конеч­но, вспоминается Сальери у Пуш­кина - «подверг я ал­геброй гар­монию», чело­век искренне и честно, и благо­родно отдал всего себя алгебре, но достиг пла­чевного результата. Видимо, истина ле­жит посередине и надо раз­мышлять ровно столько, сколько размы­ш­ляется, не насилуя себя.

 

Рассказы, что я вам почитаю, то же надо как-то проком­менти­ровать. Я писал рассказы, носил их по редакциям. Но никто не хотел их печатать, и я стал довольствоваться чтением их друзьям. Но потом их стали печатать, хотя я уже больше никуда не носил, и не пред­лагал, но ко мне приходили и брали какие-то люди и печатали. Первая пуб­лика­ция произошла таким смеш­ным образом, однажды я читал свои расска­зы своему знакомому актеру, мы с ним выпили и, я ушел и забыл свои рассказы в целлофановой авоське. Потом он ко мне звонит и говорит, что приехал из Прибалтики его родственник редактор, что ему понра­вилось, и он хочет напе­чатать. Я сказал, что очень хорошо, я буду рад.

Рассказ этот называется «Ма­не­кен в тум­бочке».

 

А второй рассказ был напечатан в Париже и тоже я никуда ничего не посылал, а просто пришел ко мне ре­дак­тор и сам взял напечатать. Рассказ называется «Медные шары». Ну и проч­ту нес­колько стихотворений из Журнала «Новый мир», здесь 14 стихо­творений, но я прочту несколько, чтобы вы, познакомившись с моей прозой, еще бы и имели некоторое представление о моих стихах.

Я думаю, что наши цели сов­падают - сделать из вас эстетиков. Эстетические знания, как ни странно, могут очень пригодиться в вашей про­фессии журналистов. Размышляя о сути явлений, в том числе и красивого, вы как бы будете больше представлять об устройстве мира, и описание,

 

 

 

 

МЫСЛИ ЕДУЩИХ   В ТРАМВАЕ 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


МУЖЧИНА И ЖЕНЩИНА   

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


   

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ПУТЕШЕСТВЕННИКИ В КОСМОСЕ

 

 

 

 

допустим пожара, в одном случае будет более по­верхнос­тным - такой-то человек то-то сделал и то-то сказал, а в другом случае поменяется ваша точка зрения, и вы увидите истинные мотивы дейст­вий пер­сонажей, и картина вашего описания будет менее поверх­ностной, более серь­ез­ной интересной и подлинной. Вообще самая лучшая журналистика это все-таки публицистика писателей, допустим, Виктора Гюго, Дик­кенса, Чехова или Гоголя... Не знаю, бу­дет ли вам полезен мой совет, но я вам советую, не отказывать себе в этом удо­вольствии, писать рассказы и стихи. Даже если я ошибусь, и это вам не при­несет пользы как журналистам, но все равно вы полу­чи­­те такое большое удовольствие от самого занятия искус­ством, что не с чем сравнить.

А теперь мне хочется попросить вас написать на листках несколько предложений в абзац или в два, что вы думаете об эстетике. Вы говорите, что не знаете? Ну, как же, Вы взрослые люди, читали книги, смотрели картины, слушали музыку - вот напишите ваши впечатления о том, что такое эстетика.

... Я нарисовал на доске что-то вро­де двери или ставня де­ревянного с круглым маленьким отверстием, через которое про­ходит солнечный свет и стеклышко в виде треугольной призмы. Вот так в темной комнате проводили свое время множество людей и Ньютон, и Гете. Можно сказать, если не дни и ночи (так как ночью солнца нет), но многие дни проводили разные люди в темной комнате, подставляя солнечному лучу стеклышки. На таком простом явлении Ньютон дал описание сложной картины мира. Стало быть, размышляя над такими простыми вещами, как красота, эстетика - тоже можно понять множество неуловимых и важных явлений и то, как устроен этот мир.

 

... Я вот читаю ваши записи об эстетике, и они мне очень нравятся, одно не похоже на другое, это лишний раз говорит о том, что эстетика бесконечно разнообразна. И ее еще долго будут познавать следующие поколения - иначе бы ее давно уже описали, отложили в сторону и не возвращались бы к ней, зачем?

Для меня эстетика, это ощущение истины и правды, вот, кстати, чьи вам кажется стихи более реалистичными и правдивыми Бунина или Пушкина? Вы говорите Бунина, действительно он очень правдиво и реалистично описывает изгиб реки, силуэт дерева, крышу дома, голубеющие дали, дает несколько ощущений о родной стороне и о родине, не очень сложных и все.  В то время как у Пушкина... "на холмах Грузии лежит ночная мгла... печаль моя полна тобою"  т.е. очень активно идут комментарии чувств, возникает персонаж автора и героини его и что такое пейзаж без человека живущего на земле это половина пейзажа! Поэтому для меня Пушкин более правдив и более реалистичный, и в нем и больше поэтому эстетики.

А еще я хотел бы вас спросить, каков наш мир, в котором мы обитаем, трагичен или прекрасен? Вот, например, бежит тигр за жертвой и стремится ее догнать. Жертва убегает. Он хочет к ней приблизиться. Но тигр ее не ненавидит, он хочет ее правда съесть, но восторгается ею, он в восторге гонится за ней, он любит ее. Вы смеетесь, но вспомните, что к любимому человеку тоже хочется приблизиться, а иногда хочется, что бы он растворился в вас, даже съесть его хочется - но это чувство крошечное съесть, у человека - а у тигра огромное. Так что, возможно, это гонится любовник, но опасный, его надо избегать, но в нем нет ненависти и от этого как-то приятнее.

Или, например, вы опоздали на последний автобус. Можно расстроиться, сказать, какой кошмар. А можно сказать, прекрасно, наконец-таки я прогуляюсь вдоволь и спокойно, наконец, я выпал из этого ряда обычных повседневных событий. Все зависит от точки зрения и наверно лучше смотреть на мир более оптимистично. А гулять кстати полезно. Японцы говорят надо в день 10 километров ходить. А "что полезно то прекрасно" - говорил Сократ, когда его спрашивали, прекрасна ли корзина. Я хочу вас попросить к следующему занятию написать о том, что вы думаете об эстетике и эволюции.                                                                           

                                                    

                3 марта 98 г.                              

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


2

 

    

 

    эстетика и эволюция

 

 

 

 

В начале мне хочется завершить то, что у нас не получилось в прошлый раз по причине того, что не работала розетка с электричеством. Мы будем слушать концерт для фортепьяно с оркестром  N2 моего сочинения. Еще раз хочу напомнить, что путь в музыке у меня был необычный, я не учился в музыкальной школе, в училище и хотя провел лет десять в консерватории, я занимался самосто­ятельно и не общался ни с какими преподавателями, а просто довольствовался тем, что есть свободные классы и свободный рояль, садился и совершал свои эксперименты. Ситуация эта напоминает опыты доктора Алена Бомбара, который в шестидесятых годах совершил свой знаменитый эксперимент. Ален Бомбар считал: что люди, попадая в кораблекрушение, чаще гибнут не от отсутствия еды и питья, а оттого что уверенны, что жизни их пришел конец и выжить невозможно, то есть их убивал страх. И вот, можно сказать, аналогичным образом я совершил  эксперимент, попытавшись переплыть и выжить - в океане музыки, не изучая нотную грамоту и гармонию. Насколько удачно прошел эксперимент судить вам. Итак концерт для фортепьяно с оркестром N2, сделанный  как говорится голыми руками простого человека. Ну конечно, не совсем уж я отправился в плаванье без запасов еды и питья в океан музыки. Хотя я и не пользовался учебниками или не общался с преподавателями, но я много слушал музыки, и любимого мною Баха, и Рахманинова и так далее.

 

... Интересно услышать ваши впечатления или мысли, если они у вас накопились, не хочет ли кто-нибудь высказаться, я-то сам очень не люблю, когда кто-то долго выступает, а у меня накапливаются какие-то идеи, и нет возможности их высказать.

 

      По поводу того, что эта музыка напомнила какое-то произведение Бабаджаняна... я могу сказать лишь, что охотно верю, сам-то я с его музыкой не знаком

 

. ... По поводу гневного резкого выступления, где было сказано, что это "не музыка", а "тринькание на детском металлическом рояле

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Белые цветы на зеленой скатерти

 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


трехлетнего ребенка", мне хочется сказать, что я очень рад, что удачно сделал, предоставив слово, было бы досадно, если бы кипели эти страстные вулканические гневливые слова внутри человека, не имея выхода. Конечно, я не разделяю этого мнения, музыка мне эта очень нравится, иначе бы я ее, конечно, и не сочинял. Впрочем, таких "дураков" которым нравилась такая музыка было довольно много: я давал концерты по разным городам - Алма-Ата, Ташкент, Рига, Таллинн и т.д.  да и в Парижской консерватории, когда я там был, про мою игру сказали - "О, да, Вы пианист-виртуоз". * Еще раз хочу порадоваться, что так сложилось, что была предоставлена возможность, излиться тому, что наболело и накипело внутри человека. Итак, мы собирались сегодня поговорить на тему "эволюция и эстетика". Кстати, написали ли вы что-нибудь дома  на  эту  тему.  Ну что же, если  не написали, это можно исправить тем, что написать сегодня здесь.

 

Разговор наш мне хотелось бы начать вот с чего. В свое время ученые провели довольно интересный опыт с крысами, изучающими лабиринт. Вот о нем я и хочу  рассказать. Представьте, что проводится опыт, в котором  две группы крыс изучают лабиринт. При этом, одна группа на каждом правильном повороте этого лабиринта получала что-то вроде пряника, то есть испытывала положительные эмоции. Другая группа крыс на каждом неправильном повороте получала что-то вроде маленького электрошока, то есть испытывала наказание и испытывала отрицательные эмоции.

И вот обе группы крыс выучили лабиринт. В дальнейшем сняли в обеих группах и наказание и поощрение и убедились, что лабиринт знаком и успешно проходится обеими группами. Что же дальше происходило? Дальше с течением времени, допустим, через четыре месяца та группа, что изучала лабиринт при помощи наказаний, забыла лабиринт. А та группа, что получала положительные эмоции, помнила его на четыре месяца  больше. Здесь в этом опыте крайне любопытно, что положительные эмоции дают более глубокие знания и вероятно они-то и являются ключом к пониманию эволюционных процессов в природе.

 

 

 

Что такое положительные эмоции? Известно, что человек состоит на 90 % из воды. Но не только, в организме вырабатывается, например, соляная кислота и другие кислоты, ацетоны, и наркотические вещества. Но это те наркотики, которые идеально подходят человеку, выработанные им самим, а не искусственно, уже не говоря о дозировке.

 

...........................................................................

* меня явно смутила эта критика  и я второй раз говорил об отзывах в Парижской консерватории, и такое еще будет повторяться дальше, как это, увы, увидит читатель   

 

 

 

 

 

 

И вот человек вышел на поляну с цветами и сказал, любуясь, как красиво. Посмотрел на прекрасные дали, и испытал восторг. Понюхал цветок и очаровался. Вспомнил о любимом, и сердце забилось в упоении.

Что же происходит? Вот как раз и выделяются некие наркотические вещества, дающие ощущение восторга и закрепляющие эти положительные эмоции.

Давайте, обратим дальше внимание на положительные эмоции в процессе познания. Вот играют щенки собаки, они прыгают, резвятся и покусывают друг дружку весело и азартно. При этом они не просто играют, это не просто безделица - они изучают приемы нападения и защиты, меру, допустимых возможностей игры. Чрезмерно азартное покусывание вызывает визг возмущения и жалобы у их товарищей по детству, а взрослая собака может вмешаться и остановить ссору, конфликт, защитить жертву пострадавшую и наказать обидчика, что бы игра не закончилась увечьями и т.д.

 

Но играют не только животные, детство человека тоже наполнено играми, невозможно представить ребенка не играющего, наоборот, его трудно остановить, даже невозможно. Впрочем, взрослые тоже принимают участие в этих играх - вот берут его руку и играют с ним в "ладушки" ("сорока на головушку села"), вот строят с ним кубики, делают для него куклы, читают сказки, загадывают загадки. Эмоциональное развитие ребенка формируется в первые два-три года, считают некоторые ученые. Стало быть, игры это не пустые шалости и не пустое время препровожденье и не отдых во время досуга, а важный процесс становления человека.

 

Но играют не только в детстве,  играют и взрослые. Например, играют в карты на деньги. Проигрывают целые состояния, а остановиться не могут. Достоевский - какой достойный и умный человек, а играл, не мог остановиться, все просил жену еще и еще прислать денег в Баден-Баден, каждый раз обещал остановиться вовремя и, что играет в последний раз. Но остановиться не мог. Эта страсть была сильнее. Она опьяняла его. Это тоже воздействие наркотических веществ, которые вырабатывает сам организм. Достоевский не проиграл своего имущества и как-то остановился, нравственные силы или инстинкт самосохранения взяли верх. Но мы рассмотрели огромную притягивающую силу игры на этом примере.

 

Играют не только в карты, и пианистическое искусство называют игрой на фортепьяно. Нельзя забывать, это слово "игра". В  этом случае любопытно рассмотреть становление Рахманинова как композитора. Он играл в детстве на рояле, как и его дедушка, подражая  прекрасному занятию, не зная ни нот, ни нотной грамоты. Любил выступать перед гостями, а свою игру, свои фантазии-импровизации называл "последними сочинениями Шопена".  Публика была в восторге, и он тоже был доволен. Но что это была за музыка? Это, видимо, в звуках как-то отражались: его детский жизненный опыт, эпизоды из жизни и мечты.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Дорога детства

 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


 

 

Желтый рояль

 
 

 

 

 

 


Потом он закончил консерваторию, и его там научили симфоническому письму. Но слушать его симфонии не так увлекательно, как фортепьянную музыку, да и оперы и романсы его бледнее фортепьянной музыки. Значит его детские игры в "последние сочинения Шопена" сформиро­вали необычайно яркое мышление.     

Известен такой факт, что какой-то пианист включил его маленькую пьесу для ф-но в свой репертуар, с которым ездил в турне по загранице. Сыграл эту пьесу, а это был "Прелюд до диез минор" и настолько она всем понравилась, эта музыкальная пьеса, что Рахманинова пригласили приехать в Лондон.

И что же, как его встречают? Его встречают на пристани с оркестром - и все из-за прелюда для ф-но, который звучит примерно три минуты. В русской пианистической (а может и в мировой) литературе нет более ярких страниц более неожиданных и богатых необычными музыкаль­ными образами. Разве только "картинки с выставки" Мусоргского, но мне не известны обстоятельства его жизни и я не берусь прокомментировать происхождение этого явления. Хотя впрочем, известно мнение, что он якобы, с точки зрения некоторых коллег, впрочем, уступающих ему по таланту, не профессионален, и известен эпизод, как после его смерти его оперу переделывал Римский-Корсаков.

 

Как-то напрашивается вывод, что игра в детстве больше сформировала гений Рахманинова, нежели чем серьезное обучение позднее.

 

Интересно с точки зрения игры рассмотреть рисунки Пушкина и Жуковского. Рисунки Пушкина живые, шутливые и яркие хотя иногда и неправильные. Рисунки Жуковского* наоборот правильные, но не столь живые, они радуют, но не так увлекают. Кстати вспоминаются слова Пушкина "поэзия должна быть глуповата". В молодости я не понимал этого утверждения и внимательно разглядывал его стихи, а присутствия глупости, столь необходимой, не находил.

Действительно, его стихи очень даже не глупые, но они "не умные" в том смысле, что они несерьезные и занудные и обстоятельные, какие иногда встречаются у слабых поэтов. Их умность спрятана в яркой увлекательности и глубине чувств или ироничных кратких афоризмах: "ума холодных наблюдений и сердца горестных замет", "не продается вдохновенье, но можно рукопись продать", "как уст румяных без улыбки, без грамматической ошибки я русской речи не люблю" и пр.

А теперь я бы хотел вспомнить один эпизод из произведения Достоевского. Герой стоит в размышлениях смотрит на небо и Достоевский говорит, что в голове его "проносились мысли, но не в виде слов, а в виде каких-то смутных образов". Казалось бы, глупость, так как не может быть мысли без слов, но стоит довериться столь тонкому и глубокому наблюдателю как Достоевский.

 

Возможно, что есть некое мышление более глубокое и спрятанное от нашего сознания. Вспоминается выражение из арабской литературы "он понимал язык птиц и зверей". Может быть, есть язык без слов, который мы не замечаем? В этом отношении интересно рассмотреть историю Ампера. Он обладал способностью чудо-счетчика, но, получив высшее образование, утратил свои способности. Как же он делал эти колоссальные вычисления в уме с десятизначными цифрами, извлекая корни, умножая и деля баснословные суммы? Любопытно, что этому занятию "чудесно считать" не обучают (только пытаются), механизм его природный и неясный, часто исчезающий, когда человек переходит на язык логики. Но бывают и исключения - Гаусс не потерял своих способностей чудо-счетчика и после обучения в высшем образовательном заведении. И если есть такой язык образами, о котором говорил Достоевский, а не словами - тогда понятно, почему такую большую роль играют игры в формировании животного и человека.

 

Вот Христос учит притчами, а почему не прямо высказать свои мысли? Почему завлекательные истории? Тоже видимо, поэтому же, что скучное обучение не эффективно, а образное глубже проникает и надолго.

Таким образом, мы пришли к тому, что в эволюции огромную роль играют положительные эмоции и поэтому-то эстетика чаще говорит о прекрасном. Что и было нашей целью.

А теперь бы я хотел вас попросить написать что-нибудь на тему "эволюция и эстетика". Между прочим, еще хочу с вами поделиться одним интересным фактом. Вот известно такое явление, когда саранча проходит цикл своего развития и из обыкновенных кузнечиков вдруг превращается в саранчу, то в период ее формирования в один "прекрасный день" восходит солнце из-за горизонта, в один "прекрасный момент". Но это необычный восход солнца для этой юной саранчи, он почему-то становится для нее определяющим - саранча вдруг снимается с места и начинает двигаться и именно в этом направлении. И если там море или пустыня она гибнет, а если плодородные долины с садами, замечательно проводит время, опустошая всякую растительность, урожаи и все такое прочее.

Так и с человеком, детство во многом является определяющим на всю его жизнь то, что происходит с нами в детстве, то есть те игры, в которые играет человек, те события,  что с ним происходят - так же являются во многом определяющими. И, можно сказать, что каких-то людей ожидают "бесплодные пустыни" и "губительные океаны и моря" в их жизни, а других какие-то "оазисы и райские сады".

И еще для ваших размышлений одно интересное явление, которое говорит о невидимости для нас некого языка, на котором может человек познавать мир. Ученые установили, что у человека существует на лице триста определенных знаков, которые мы прочитываем, но, однако, не замечаем того на уровне сознания. Если мы задумаемся, то сможем, обозначить пять, шесть этих знаков, ну пятнадцать (и мы их скорее чувствуем чем логически определяем, кстати, эстетикус с древнегреческого - чувствующий) так вот попробуем их назвать - улыбка, грусть, ирония, радость, удивление, влюбленность, восторг... и т. д.), а их триста – значит, мы умеем их читать, даже и не подразумевая об этом. К следующему занятию, я хочу вас попросить подумать на тему - эстетика и новое.

      

                          10 марта 98 г.

 

 

Спустя 6 лет (после лекций) мне попались и другие рисунки Жуковского, не столь правильные и восхитившие меня. И вообще хочется заметить на полях, что живопись Жуковского, которую прячут от нас, как и живопись Лермонтова, да и Р. Тагора – это живопись великая по искренности, легкости и поэтичности. А кто прячет? Прячут те, кто не обладают этими качествами души, или вернее отодвинули ее в самую даль своего существа.

 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Люди-оковы и люди-крылья  

 
 

 

 

 

 

 


3

                   

 

 

 

    

 

        новое и эстетика

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

На предыдущих встречах мы говорили, что эстетика это чувствование (эстетикус - чувствующий с древнегреческого), о том, что рычагами познания являются положитель­ные эмоции (на примере игр) и поэтому в первую очередь говорим о прекрасном - а сегодня мы собрались поговорить о "новом и эстетике".

Как-то вы мне мало написали в прошлый раз ваших соображений, может быть: причина в том. что я много всего наговорю, а потом это крутится у вас в голове и нужно время  на преодоление этой инерции - может быть как раз с этого и начнем и вы напишите сейчас в течении 5 минут один или пару абзацев о том. что вы думаете на тему "новое и эстетика"? Вы говорите, что уже написали, тогда давайте и я прочту это позже, ну  и преступим к рассуждениям.

    Я прочту вначале вам несколько стихотворений, которые будут эпиграфом к сегодняшней беседе, и иногда я буду к ним возвращаться потом в процессе изложения, или же они будут ассоциативно присутствовать на неком отдалении по поводу, того, о чем мы будет говорить.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


БАЛЛАДА О НАРКОТИЧЕСКОМ ВОЗДЕЙСТВИИ

           НЕКОТОРЫХ ЯВЛЕНИЙ НАШЕЙ ЖИЗНИ

 

    когда мы выходим на поляну

    где множество белых или желтых звезд под ногами

     мы испытываем некоторое наркотическое воздействие

    и оно закрепилось в выражении

    "ах, как здесь  чудесно"   или "очаровательно"

    когда мы смотрим на своих приятелей

     которые как звезды приблизившись наконец

    покинули черноту неба и рядом уже!

    -   мы испытываем наркотическое воздействие

   и оно закрепилось в словах

   "прекрасны дружба и товарищество"

    когда мы смотрим в глаза существа из другого мира

    например в женские глаза смотрит мужчина

   и видит там звездочки сияющие празднично -

   мы  испытываем наркологическое воздействие давно

   закрепленное словами    "как прекрасны женщины"

    когда мы в мечтах уносимся

    разглядывая картину стихи  музыку

    или изобретение или идею - мы испытываем

    наркотическое воздействие                               

    которое закрепилось в выражении "ах как неисчерпаем

   мир в своих тайнах наверно"

    когда мы опрокинем рюмку коньяку или водки

    мы испытываем наркотическое воздействие

    но наконец изготовленное

    самим человеком - не природой -

    а главное изготовленное с преднамеренной целью:

    те же звезды поймать...

         но зачем ему пьяному - пьяные звезды?

 ... и это - давно закрепилось в словах неумелых минздрава .

   

 

Это моя баллада "О наркотическом воздействии некоторых явлений нашей жизни".

 

    

             Утун у колодца

        колышет прохладной листвою

        валек у соседки разносит осенние стуки

        один направляюсь я спать под нависшую кровлю

        проснулся и вижу - луны половина постели .

 

 

 

 

 Средневековый, а точнее, даже древне-китайский поэт  Бо-Цзюй-И.

 

 

 

 

Жалкая на серой бумаге

    газета родного края

   разворачивая утром листы -

   я привычно нашел опечатки .

 

 

 

 

Исикава Токубоку.

 

 

 

 

В жизни есть щели

   сквозь которые печально пробивается

   музыка смерти .

 

 

Рабиндранат Тагор.

 

 

Деревья как страстные желания земли  

   приподнимаются на цыпочки

   что бы заглянуть в небо .

 

 

Тоже Рабиндранат Тагор.

 

 

Синий май. Заревая теплынь

не прозвякнет кольцо у калитки

липким запахом веет полынь

спит черемуха в белой накидке

 

          Наша горница хоть и мала

         но чиста  - я с собой на досуге

в этот вечер вся жизнь мене мила

         как приятная память о друге

          сад полыщет как пенный пожар

          и луна напрягая все силы

хочет так чтобы каждый дрожал

от щемящего слова "милый"

 

                  только я в эту цветь в эту гладь

               под тальянку...

 

  не помню слова...    какого-то...     ...   мая

 

 

              ничего не хочу пожелать

         все как есть без конца принимаю

принимаю приди и явись   

все явись с чем есть боль и отрада

мир тебе отшумевшая жизнь!

мир тебе голубая прохлада!

 

                             *

 

      Круглы у радости глаза

     и велики у страха

     и пять морщинок на челе

     от празднеств и обид

     но вышел тихий дирижер

     и заиграли Баха

     и все затихло улеглось

     и обрело свой вид

 

     все встало на свои места

     едва сыграли Баха

 

     Когда бы не было надежд

     на черта белый свет?

     к чему вино кино пшено

     квитанции госстраха

     и вам ботинки первый сорт

     которым сносу нет?

     не все ль равно вернешься цел

     или в бою падешь ты

     и руку кто подаст в беде

     товарищ или враг?

 

    О, что бы было все не так

     что б все иначе было

     наверно именно затем

     наверно потому

     играет будничный оркестр

     привычно и в пол силы

     а мы так трудно и легко

     все тянемся к нему

 

     Ах, музыкант мой музыкант

     играешь и не знаешь

     что нет печальных и больных и виноватых нет

     когда в прокуренных руках

     так просто ты сжимаешь

     ах, музыкант мой музыкант

     черешневый кларнет .

 

Булат Окуджава. А предыдущие стихи, забыл сказать - Есенина.

Ну вот, эти стихи будут эпиграфом к тому, о чем мы  будем говорить. Я  их  буду  иногда  касаться или они будут просто присутствовать эпиграфом где-то в отдалении, висеть над нашим сознанием.

 

...   Итак, красивое и новое. Новое и эстетика. Возьмем какой-нибудь новый простой факт для рассмотрения. Например в 60-х годах  появилось  сообщение в печати, о том, что есть частица н е й т р и н о которая проносится сквозь Землю, не встречая сопротивления как сквозь облако. Не правда ли поразительно? Поразительно, что есть нечто, которое мы не в силах увидеть не только, оттого что оно мало,  все частицы мы не в силах увидеть, но эта частица еще и не только мала, но и мы для нее не существуем, она проносится мимо нас бесследно. Нет следов. Солнечный свет мы видим, хотя это тоже частицы и тоже мельчайшие, горы мы видим, хотя они тоже из мельчайших атомов и молекул,  облако видим оно тоже из невидимых молекул - а вот чтобы нейтрино увидеть,  его следы,  надо зарывать в землю свинцовые ванны, несколько метров толщиной и несколько метров длинной. И вот тогда тоже видны какие-то следы, на фотографических пластинах вероятно. Невольно рождается ощущения о том, как удивителен этот мир,  как он не скучен, оказывается, и состоит не из сплошных будней заурядных, а есть вещи удивительные и это прекрасно.

В наше время, в 90-х годах, стало известно опять новое обстоятельство об этих же нейтрино. Оказывается, их очень много в этом мире, ими заполнено все пространство вселенной, оказывается если на одну чашу весов сложить все нейтрино, а на другую чашу весов сложить все "видимые" планеты и все "видимые" звезды, то невидимая часть мира, эти нейтрино настолько

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


перевесят эту чашу, как слон и дробинка или даже пылинка. Это тоже удивительно. Конечно, пессимисты  скажут:  мир  это пустыня, пустая  комната,  где  нет  стен и дома и земли, а только пылинки летают в хаотическом движении. Но  оптимисты скажут, наоборот это замечательно, что невидимого в мире больше чем видимого, значит не будни, а удивительное царствует в этом мире.

Скорее стоит смотреть оптимистично, это более свойственно природе, т.к. это основные движущие силы в природе, и основные рычаги познания - эти положительно окрашенные эмоции - вы помните, как крысы изучали лабиринт и, получая положительные эмоции, дольше помнили устройство лабиринта?

Почему же такое чувство восторга от знакомства с простым фактом, не с теорией, не с концепцией, не с гипотезой, а с простым фактом лишенном еще обобщений?

Посмотрим, а что такое восторг?  От чего мы  испытываем положительные эмоции?

 

              еда - инстинкт питания,

             любовь - инстинкт продолжения рода,

             новые знания - удовлетворение

                  инстинкта познания - и инстинкта самосохранения

 

например, мы увидели, что падает кирпич на голову и отступили и радуемся что целы,  что живы...  или увидели сосульку, висящую с крыши, готовую упасть нам на голову и опять обошли ее стороной и радуемся, что вовремя спасли свою жизнь, знаем, что она может упасть,  знаем, что надо обойти - и знание доставляет нам радость, таким образом, мы видим, что соединяются инстинкт познания с инстинктом самосохранения.

Итак, подчеркнем, что познание доставляет, безусловно, радость. Интересно, что когда ученые занимаются познанием, у них преобладает логика и, в небольшой доли, присутствуют эмоции. Когда люди искусства познают мир, у них на первом месте в большей мере присутствуют эмоции и в небольшой доле логика.

... Но ученые это не равнодушные логики. У них эмоции занимают свое какое-то определенное место.

Во-первых, интересно, как говорит Эйнштейн про яблоко: если у Вас есть яблоко и у меня есть яблоко и мы поменяемся, то у нас у каждого будет по яблоку;  но если у Вас есть идея и у меня есть идея, и мы поменяемся - то у нас у каждого будет по две идеи.  В такой смешной и забавной форме анекдота, ученые с нами делятся  радостью от ощущения идеи - вот он инстинкт удовлетворения познания.

Но еще Эйнштейн говорит, что только та формула поистине гениальна, которая еще и красива. Что значит красива? Видимо она кратка, красива своей ясностью...  вот одна из главных формул Эйнштейна:

 

Е = m с2

 
                         

 

 

 

 

Как много сказано, но все просто: энергия, масса, скорость или расстояние... не помню  - но нет этих всяких коэффициентов в какой-нибудь энной степени и прочее.

 

     У представителей искусства напротив эмоции наоборот занимают значительное место, а логика более скромное. Поэтому-то Пушкин говорил,  что "поэзия должна быть  глуповатой", что бы в ней было больше эмоций, чем рассуждений. И опять, краткость ценится подобно, как и у ученых: афоризмы - "ума холодных наблюдений и сердца горестных замет" (сущность поэзии и искусства), "не продается вдохновенье, но можно рукопись продать" (сущность дилеммы коммерции и искусства) - какие важные вещи, а как кратко сказано и поэтому красиво, но конечно и благозвучно и поэтому тоже это красиво. Если эмоциональная сторона уступает логической - искусство сколько-то теряет. Интересен эпизод, когда Врубель смотрит, как рисует Репин деревья, описанный в мемуарах Коровина, Врубель наклоняется, смотрит и говорит: "Батенька, а Вы, оказывается, не умеете рисовать небо сквозь ветки деревьев". То есть, нет комментариев, образа. Вообще такие художники как Шишкин и Репин это хорошие реалисты, но несколько похожие на глухонемых, они подводят нас молча к красивому виду и разводят восторженно руками и вид действительно хорош, но жалко отсутствие комментариев, какие мы отмечали у Пушкина ("печаль моя полна тобою" - и холмы Грузии оживают с неимоверной силой).

Как в этом во всем разбираться, кто из них прав Репин или Врубель? И как при этом не оказаться в платье голого короля? Однажды меня спросила одна молоденькая миллио­нерша: Юра, а как отличить хорошую картину от плохой? я видимо ответил, что надо чувствовать. Она тоже боялась, что ее оденут в платье “голого короля”.

В поэзии, опять если сравнивать Бунина, допустим, с Есениным (опять вспоминаем, что пейзаж у Бунина верно описывает изгибы реки и силуэт дерева) - но как мгновенно он уступает Есенину в описании,  его удивительные строки  " а месяц будет плыть да плыть, роняя весла по озерам" безусловно поднимаются к вершинам русской поэзии. Или сравним с описанием мысли у Маяковского:

 

 

       вашу мысль, мечтающую на размягченном мозгу

     как разжиревший лакей на засаленной кушетке

     буду дразнить об окровавленный сердца лоскут,

             досыта разызиздеваюсь нахальный и едкий

 

 

Комментарий к этому абзацу на титульном листе книги

 
Какое неожиданное комментирование "мысли". Невероятно фантастически богатое. Настолько будит наши эмоциональные ощущения, с одной стороны. А с другой, дает возможность понять как сильно и изощренно развит эмоцио­нальный поэтический аппарат у Маяковского .

В музыке, если проследить пропорции эмоциональ­ного и логического, то - это противоречие* между “мелодичностью” (вроде бы каждый композитор к этому стремится) и "живописным музыкальным шумом". Но, оказывается, мелодия быстро приедается, надоедает. Даже чем она красивее, тем быстрее приедается. В то же время даже Баха современники упрекали за отсутствие мелодии, а, на самом деле, у него бесконечно много мелодий переплетаются, и слушать его можно бесконечно, так как открываются все новые и новые ракурсы этих переплетений.

Даже чисто математически это бесконечно множественные взаимоотношения внутри произведения. Если Чайковский мелодичен, и можно говорить, о значительной роли логического в его методе творческом, то Рахманинов, наоборот, в фортепьянных этюдах и прелюдах так запрятал мелодии в красочных живописных звуковых пятнах, что они едва прочитываются, но что не делает музыку ничуть скуднее, а наоборот богаче, только и слушателю не мешает иметь воображение чтобы подключиться к этому языку образов.* Это опять все тот же язык образов, о котором говорил устами героя Достоевский "мысли проносились в его голове, но не в виде слов, а в виде смутных образов".

Говоря о краткости, надо отметить волшебную краткость пословиц - "дыма так много, что хоть топор вешай". Можно было бы Льву Толстому заказать описать задымленную комнату, и он бы описал, допустим, едва мерцающий шкаф, к которому он прислонялся при свидании с такой-то дамой, после катания на лошади и т.д. и т.д. и, может быть, едва мерцала сквозь дым ручка этого шкафа - и так абзац на две страницы, у Толстого такое бывает.

 

Но крылатая фраза "хоть топор вешай" не только кратка несоизмеримо, но опять обращена к языку образов, тому языку, что не известен нашей логической системе - опять мы говорим про героя Достоевского, у которого "мысли проносились не в виде слов, а каких-то смутных образов".

В то же время, хотя мы выяснили, что преобладание рассуждений пагубно для поэзии (поэзия должна быть не рассудочна,  а "прости  господи... глуповата" напоминает Пушкин), встречаются гармонии того и другого. Кстати обычный человек, как не человек абсолютно искусства тоже соединяет в себе в равных долях, грубо говоря, эмоции и рассудок, конечно, иногда что-то преобладает, и мы говорим, дескать, ах он слишком рассудочный человек, холодный и не хотим иметь с ним дело, но плохо и преобладание эмоций - когда человек не владеет собой, допустим вспыльчивый, но даже если эмоции положительные, не легче. Такой человек нам кажется навязчивым, если он не владеет собой и преследует нас, хотя бы и с самыми положительными эмоциями.

............................................................................................................................

 * подробное примечание на стр. 2    

 

 

 

 

 

Но все-таки, грубо говоря, в целом, обычный человек, без нюансов рассуждая, гармоничен, так как он и не художник по профессии и не ученый (он в миниатюре их объединяет обоих). Так вот встречается такая гармония и в искусстве. Конечно, очень редко. Это древнеримский поэт Лукреций Кар, например. Он написал поэму "о происхождении природы вещей", дает в ней развернутую картину как атомы в природе, в мире роятся на подобии частичек пыли в лучах солнца, как из первобытного человека, из дикого человека становится разумное существо - и все это в стихах, целая поэма.  

...  В живописи, я бы привел в качестве примера, Леонардо Да Винчи - для него это был естественный союз логики и эмоций, поскольку кроме того, что он был художником - он был и изобретателем-инженером, и композитором, и литерато­ром, и т.д. Поэтому его реализм идет из самого нутра пытливого познавателя, он анатомировал если человека то, из-за страсти к общим знаниям, а не для того, чтобы получше нарисовать в угоду покупателям. Поэтому его картины поэтичны, он думал о мире и вселенной, а не просто желал подражать правдиво формам того или иного объекта для его изображения. Да и у Врубеля все время за предметами идут какие-то фантастические комментарии.

И так мы выяснили, что люди искусства познают мир, но в методе их познания превалирует эмоциональная сторона. Они страстно любят и познание, и его инструменты, и то, что они познают. "Нас мало счастливцев праздных" - говорит Моцарт у Пушкина. В целом, даже можно сказать, что произведение искусства это своеобразно любовное письмо, обращенное к миру, а  художник любовник природы. Я забыл еще прочитать намеченное мной стихотворение Блока, вот с него и начну.

 

                          О, весна без конца и без краю

                 без конца и без краю весна

                           узнаю тебя жизнь принимаю

                  и приветствую звоном щита

 

Во-первых, "весна" - нежно и радостно звучит, во-вторых, "принимаю" - ключевое слово, мир принимается, он вроде бы как подходящее место для существования поэта, а тем более человека, (поэту труднее он слишком чуток к миру и все неподходящее для него более губительно, так как он дальше от практической жизни).

Настораживает "звоном щита", но, все-таки, под лежачий камень вода не течет и бороться надо за свое существование, а кроме того, может это связано и особенностями именно блоковского характера.

У Есенина "Мир тебе голубая прохлада" Примирение - основной мотив, "мир тебе" - вот ключевые слова..

       

            Принимаю! приди и явись

             все явись в чем есть  боль и отрада

                      мир тебе отшумевшая жизнь!

                       мир тебе голубая прохлада!

 

То есть мир и прошлому, и будущему, и настоящему. Или:

 

            а месяц будет плыть и плыть

                    роняя весла по озерам

                    а Русь все так же будет пить

                    плясать и плакать под забором

 

Как это красиво сказано "роняя весла", это преувеличение, такого нет у месяца (никаких весел), такого нет в природе, это потрясающее владение языком образов.

Или у Окуджавы "все встало на свои места, едва сыграли Баха" - едва поменяли точку зрения, угол зрения и все встало на свои места, уже "нет печальных и больных и виноватых нет", стало благостнее, отраднее.

Или у Тагора - "деревья встали на цыпочки, чтобы заглянуть в небо" и это "страстные желания земли", то есть мир любопытен и все это еще несет нежность.

Даже у Кафки в его мрачном мире, герой узнает, что ожидал напрасно разрешения войти у открытых ворот, пока они не закрылись, что "вход был разрешен" - то есть, если не пугаться все разрешено, это звучит примиряюще и светло. А в его общем тотальном мраке, эта светлая нота звучит, контрастируя, еще громче.

 

 

 

И вот, эти исследователи своими произведениями  искусства представляют нам свои познания в виде

                           картин мира:

 

У Пушкина это грациозный мир грациозных столкновений. Онегин стреляется с Ленским, но это не злодей убивает доброго человека. Это один светлый, хороший человек, начитанный, честный и благородный, в силу стечения обстоятельств, попав в лабиринт человеческих взаимоотношений (из-за тоже вполне милого человека, хотя и несколько легкомысленной женщины), стреляет в другого крайне достойного человека, и финал, к сожалению, трагический, но - злодеев нет.

У Гоголя мир смеха и слез. Плюшкин не карикатура. Гоголь вовсе не срывал одежд с замаскировавшихся злодеев, не обнажал язвы, как это было принято нам объяснять. Плюшкин замечательный человек, хотя и больной, он с любовью поднимает: и гвоздик и бумажку и складывает ее много раз и все убеждает нас, что "на ней еще можно будет много написать", я даже узнаю в этом самого Гоголя, это он собирался еще много написать и любил страстно клочки бумажек, действительно, напиши он только десять слов и они уже имеют у него чарующую силу поэзии. Кстати "Мертвые души"  п о э м а  не случайно, там слез и любви больше чего бы то ни было, а уж тем более, чем каких либо обличений.

У Платонова мир практики метафизики. Ради светлой идеи построить один большой хороший дом для счастья всех людей роют грандиозный котлован, при этом гибнет экономика, разрушаются человеческие семьи и любовь, котлован все губит, люди дичают, и наступает грандиозный губительный хаос. Цветы любовей персонажей попадаются как засохшие прошлогодние цветочки, которые нас зовут обратно к нормальной жизни.

У Булгакова мир выживания классического героя в условиях  практической метафизики. Его герой из другого мира, он контрастно смотрится и смешно в заколдованном метафизическом мире. Его Мастер как лакмусовая бумажка из нормального мира в мире кривых зеркал. 

У Сервантеса мир столкновения фантазии и будничности. Его Дон Кихот смешен, но еще больше светел, чем смешен.

Сколько миров!? Какой же мир на самом деле? Как у Пушкина или как у Гоголя?  Или как у Платонова или как у Булгакова, мы вроде бы ближе всех к ним, они почти наше время изображали, это время было совсем недавно, мы его почти застали .

Или мир как у Толстого и Хемингуэя? Забыл про него сказать-то, кстати. Я бы его определил, как мир поэзии фотографической правды. На мой взгляд, там мало комментариев.

Так какой же мир на самом деле? Никто не знает. Какой мир знают только журналисты, но они видят усредненный мир, поверхностный, а если копнуть глубже то он будет или как у Пушкина, или как у Гоголя и т.д. На самом деле миров столько, сколько исследователей.

                                                         

А как Пушкин знакомился с миром, оценивая Грибоедова, его пьесу "Горе от ума"? Что-то его не устраивало. Видимо казалось, что не так пишет и не о том, а главное не так, но потом он добавляет и это очень важные слова, он говорит "впрочем, каждого художника надо судить по тем законам, которые он сам над собой признает".

Ах, вот еще что надо было сказать миллионерше: а еще бы и проникнуть надо в круг правил художника, чтобы оценить его картину. Но это не всегда возможно. А чаще и невозможно, можно только догадаться смутно по следам, оставленным им на холсте: там небрежен, тут старателен, вероятно, думал о том-то. Да еще бы лучше и не словами следить за поведением художника, а опять-таки на языке смутных образов (Достоевского, вернее его героя).

Я бы даже еще и уточнил трактовку формулы Пушкина, и тогда бы она так бы добавилась: "всякого художника надо судить по тем законам, которые он сам над собой признает" - или сам формулирует в творческом процессе.

...  Но как бы все-таки не оказаться в платье голого короля! Я понимаю как трудно неосведомленному зрителю разбираться в реализме, модерне, модернизме, абстракционизме, авангардизме и т.д. Ну конечно чувствовать надо и время надо на адаптацию, и проникнуть надо в... или хотя бы почувствовать опять-таки верен ли автор каким-либо законам, хотя бы даже и пусть созданным им самим и только для одного единственного произведения. Авангард, что это? Сущностью является разрушение предрассудков в искусстве, разрушение засилия обязательных требований следовать каким-то определенным образцам. Действительно это невозможно, тогда бы не было столько разнообразных авторов и нас очень радует, что Пушкин на Гоголя не похож, а иначе было бы скучно, а может быть даже и драматично.    

 

Но мало разрушить все то, что мешает свободному искусству, все то что уже навязло,  приелось,  стало косным и  банальным, надо  бы и что-то создать содержательное,  но этого часто и не происходит и на этом светлое начинание авангарда заканчивается. Многие авангардисты уловили эту связь между новыми формами и гениальностью, они изобретают новые формы в надежде, что достигнут высот в искусстве, но это похоже на то, про что говорят как раз, что  "ставят телегу впереди лошади", и при этом мы конечно никуда "приехать" не сможем - ни к наслаждению чем-то очаровательным или чем-то глубоким и содержательным.

Потому, что новые формы в искусстве должны естественно родиться для передачи чего-то нового, что увидел автор.

А когда этого нет,  то все эти поиски часто доходят до полного абсурда. Вот есть такой художник, причем самый дорогой из современных,  его картины покупают по 40 тысяч долларов, но что же на картине? Вот примерно такая картина, как эта доска в нашей аудитории и в нее вбит гвоздь, а внизу написано: гвоздь вбил Иван Иванович. Какое же можно получить от этого глубокое удовлетворение, в лучшем случае можно улыбнуться. Или еще  известен концерт для фортепьяно одного французского композитора, фамилию я его забыл за ненадобностью, так вот он сочинил концерт, при исполнении которого открывают крышку рояля, но к клавишам не прикасаются, и довольствуются  просто сидением за роялем,  а через некоторое время крышка закрывается - первая часть закончена, и снова открывается -  началась вторая часть. Я не знаю, слушали ли третью часть, или зрители устроили скандал, но совершенно ясно, что ни о чем серьезном и значительном тут не может быть и речи .

Увы, но заранее можно сказать, что большинство людей искусства ничего из себя не представляют. Подлинное явление в искусстве - редкость. Иначе было бы море Шекспиров, Диккенсов, Достоевских и Пушкиных. Вот если оглянуться на прошлый век, мы назовем Пушкина, Гоголя, Достоевского, Лермонтова и еще несколько имен,  но это десяток из сотен пишущих  в то время,  это естественно. Так  уж свойственно природе, что большое явление редкость. Они вроде бы (когда читаешь их, то видишь) - пишут хорошо и попадаются приятные замечательные места и обороты, вроде бы как у настоящих писателей, но потом понимаешь, что что-то не то, испытаешь такое несколько раз, а потом и вовсе теряешь к ним интерес.

 

Другое дело абстракционизм, конечно, его первый открыватель Кандинский совершил открытие, которое теперь заполонило весь мир. И это достойно уважения и это прекрасно... Но сколько на свете абстракционистов!  Хотя  вначале мне и сам Кандинский не нравился, когда я судил по репродукциям. Но вот увидев его в подлинниках на выставке, я увидел, какие нежные отношения цветовые на холсте... вот посмотрите на эту открытую косметичку на столе... Вы говорите, что хозяйка вышла из аудитории,  но вот все-таки посмотрите, я вам ее приподниму и покажу - видите какие нежные отношения у этих карандашей и флакончиков, и коробочек: нежно розовые, бежево-молочные, красные  и т.д. - такие же были нежные, тонкие отношения красок на картинах. И я понял,  что Кандинский поэт, что это настоящее искусство, несущее и любовь, и нежность, и подлинность, и глубину ощущений.

А вот его последователи (впрочем, это же бывает во всех направлениях и в реализме тоже) - халтурщики часто или имитаторы и  прочее. Они кстати и не несут и ничего нового, а эксплуатируют апробированные образцы,  в то  время  как  нам важно обогатить себя новыми знаниями и испытать новые ощущения, которые тоже в себе несут новые знания,  на языке образов.

Итак, в результате всех этих рассуждений мы пришли к тому, что новые факты и новые идеи неразрывно связаны с эстетикой и дают восторг, радостные ощущения, но судить их надо, адаптируясь во  времени и изучая язык и законы автора.

 

Вы спрашиваете: действительно ли именно большинство людей искусства ничего из себя не представляют, и почему? Да, это так, но конечно это не злодеи - обманщики в основной массе, а просто наивные доверчивые люди, они добросовестно закончили какое-то творческое заведение и, стремясь к удобству и комфорту (знаете, если обезьяна  выйдет на поляну она непременно сядет, человек тоже, если есть свободный стул - стремление к  удобству,  но удобство не связано с поиском новых путей в искусстве) так вот они добросовестно учатся, им удобно, никаких напряжений и трудностей... а результат отсутствие настоящего творчества. Дело в том, что не должен прерываться  личностный процесс познания мира, начатый с детства любым человеком, надо много работать самостоятельно, а не довольствоваться только тем, что вам дают преподаватели, дескать, вас научат и все. Представьте, что мне надо вам рассказать о пожаре, что я видел, но я зайду в соседнюю комнату, и меня научат, как рассказывать и это не будет истинный рассказ очевидца. Т.к. я тогда многое пропущу из того, что я лично увидел, видение-то у всех разное этого мира, как и отпечатки пальцев. Значит, и средства для нового видения должны быть естественно найденными, а не заученными заранее. 

По поводу  вашего рассказа об опыте вашем в музыкальной школе, после которой ваши друзья уже не любят музыку и как к барщине относятся  к  музыке и занудным будням,  я вспоминаю слова Артура Оннегера. Артур Оннегер - композитор французский, которого попросили написать книгу "Я композитор" (Норберта Винера попросили написать книгу "Я математик", Нильс Бор - написал книгу "Я физик", а Артур Оннегер о  музыкальной профессии написал) и он в ней пишет:  "...  профессора  всего  мира только  тем и занимаются в консерваториях, что отучают молодых людей от музыки". Видите, как решительно и резко он высказался о консерваториях, что же тогда могут дать музыкальные школы?

Ну вот, мы уже задержались на пять минут,  так что будем расставаться, у вас же наверно есть всякие дела...

 

                                                                17 марта

 

 

 

 

 

пианистка

 
 

 

 

 

 

 

 

 

 


мильвар мелконян

мильвар мелконян

 
 

 

 

 

 

 

 

 


4

                   

 

 

 

    

 

        эстетика и безобразное

 

 

 

 

 

 

 

 

сначала мне хочется поправиться по поводу того, что я в прошлый раз говорил, что большинство деятелей искусства ничего из себя не представляют. Нет, я не отказываюсь от сказанных слов, но хочу их дополнить.

Если допустим, ко мне звонят и говорят, что такой-то человек нарисовал картину или написал стихотворение или рассказ или сочинил музыку - я заранее могу сказать: верю, что вещь, скорее всего, очень хорошая. Дело в том, что естественно, уж так устроила природа, любой человек любит свое дело, и его любовь невольно оставляет следы в его произведении, придает ему очарование и для того чтобы  плохо сделать надо этому долго и упорно учиться. Если я увижу по телевизору выступление народного ансамбля,  я тот час же выключаю, а как вы интересно поступаете, выключаете? Наверно выключаете. Конечно, это профессионалы, их научили... и в тоже время, если поехать в любую деревню и там люди выпьют, присядут на завалинку и запоют и оторваться нельзя, заслушаешься, это настоящее прекрасное народное пенье. Как если бы это пел бы Шаляпин, кстати, Шаляпин не заканчивал консерваторий, а прекрасно пел и во время гастролей (а его как гениального певца везде приглашали) ему все время приходилось ругаться с дирижерами.

Он останавливал на репетиции оркестр и спрашивал с возмущением - что вы играете?  Мы играем то,  что написано в нотах,  отвечали  ему дирижеры.  Но как вы не понимаете,  что здесь надо погромче, а здесь потише, а вот здесь паузу. Но ведь не написано в нотах - ему отвечали.  Но по смыслу разве вы не чувствуете?  - спрашивал он. Действительно в нотах не написано, но настоящий большой музыкант доверяет своему чувству и пониманию и тогда музыка оживает, они  выступают как реаниматоры, заново дают жизнь музыке. 

                                                                         

А ремесленники, наоборот гениальную музыку ухитряются преспокойненько усыпить. Недаром в народе, когда слушают по радио классическую музыку или по телевизору, непременно выключают, "да выключи ты эту похоронную музыку" говорят, и они правы.

Крайне тяжело всегда наблюдать Международный конкурс Чайковского. Музыканты играют заучено и ремесленно, и занимают всякие первые места. А вот действительно один раз мне удалось увидеть достойного музыканта. Двухметровый пианист из Франции сидел за роялем как дровосек - но как он сыграл довольно  традиционную пьесу Чайковского "Думка", но как она свежо звучала,  как будто он ее импровизировал на ходу, пьеса звучала свежо, как будто сочинена сегодня в ХХ веке или рождается  тут же у меня на глазах!

И еще два слова об импровизации.  С одной стороны  Баха ругали современники за отсутствие мелодичности, но с другой стороны - приезжали из других городов послушать его импровизации. Импровизации это вообще великое искусство, которое, к сожалению, не встречается на эстраде (а помните как импровизации сформировали мышление уникальное Рахмани­нова,  когда он детские импровизации выдавал за "новую музыку Шопена"?) но все большие музыканты импровизировали и Бетховен, и Бах, и Рахманинов, и Скрябин, и Прокофьев. Так что с одной стороны, заранее можно сказать, что любая вещь хороша,  вновь создан­ная, потому что плохо сделать надо “уметь” и для этого нужно много и упорно "этому" учиться (против естества!).

Вот поэтому (поскольку происходит насилие над естеством) невозможно смотреть картины художников на Арбате, которые они изготовляют на продажу. Они говорят, что мы так рисуем,  потому,  что только это покупают, пусть это  и плохо, но это вкус народа. На самом деле народу хочется того,  что нравится самому художнику,  то что написано  с любовью, только оно потом и передаст любовное ощущение и зрителю, которое он, конечно, хочет испытать.

Тоже самое и в Париже на тех улицах, где уличные художники продают свои картины. Тоже смотреть не на что.  Более того, в галерея Финляндии, Германии... и в галереях Парижа - тоже самое. Однажды я попал в день открытых дверей и обошел множество галерей,  все это было очень слабо. И интересно, что наши художники, авангардисты, даже не очень высокого уровня, намного интереснее, потому что в условиях старого "тоталитарного" как говорится времени, они ничего не могли продать и писали для своего развлечения, для своей души, то есть не меркантильные соображения ими руководили, а естественная потребность познавать мир, любопытство к новым ощущениям и знаниям.

Итак, эстетика и безобразное... - "без образа" обратите внимание на эти два слова, вот наверно что такое безобразное - без образа.

Вообще мы забываем многие смыслы, которые вкладывали в слова наши предшествующие поколения людей... Однажды я как-то сказал "наволочка" - и нечаянно переставил ударение на последний слог, и вдруг мне открылось, что действительно это нечто, что наволакивается на подушку. Стало очень приятно и ясно, что-то открылось настоящее - а раньше было непонятное слово, вернее тусклое,  бледное... а тут вдруг все прояснилось, как будто я услышал голоса тех,  кто впервые породили эти слово.

Так что это наверно важная подсказка, когда мы "безобразное" разделим на два слова, на две части "без образа".

     Итак, безобразное и эстетика. Хотя мы в целом уже на прошлых встречах охарактеризовали окружающий мир как нечто вполне прекрасное, помните даже тигр, бегущий за своей жертвой, гонится без злобы, а с восторгом и любовью, которую, к сожалению,  надо нам остерегаться. Он вроде бы как любовник, но опасный.

И вот еще, недавно показывали фильм фантас­тический, про муху, которая прежде чем что-либо съесть впрыскивает туда свой пищевари­тельный сок... (говорите, что вспоминаете?) ... чтобы растворившуюся  таким образом пищу благополучно употребить. Что-то ужасное, не правда ли?  Или пауки,  те тоже поступают так же, впрыскивая свой сок во внутренности жертвы - невозможно это представить без содрогания и отвращения. Но, во-первых, они тоже не ненавидят свои жертвы, а очень даже наверно их любят - а во-вторых, все это вызывает у нас отвращение потому, что мы мысленно себя ставим на место обоих героев этой ситуации - и нам это не подходит.  Человек существо стадное. Он формируется на подражании. В этом отношении хорошо вспоминается поговорка "с кем  поведешься от того и наберешься".

Человек все время испытывает воздействие, корректирующее его поведение, и в тоже время люди, предоставленные  самим  себе,  вполне  могут выпасть не только из круга общения, но и из круга влияния и коррекции, он может временно оставить совершать общеприняты действия ...  но как далеко это может его увести неизвестно. Зато известно, что есть такие выражения "он опустился", "перестал умываться", делать то-то. И вот клошары в Париже и русские  бомжи, они не только ночуют не дома,  но и еще много чего не делают, но не потому, что нет возможности это делать, а потому, что они общаются среди тех, кто этого не делает, и подражают им.

Так вот, как стадное существо, мы разглядываем ситуацию мухи  или паука и у нас это вызывает отвращение потому, что мы не можем этому подражать, мы погибнем, подражая и инстинкт самосохранения нас удерживает от следования этому некому явлению... а как ему нас можно удержать? вот именно - вызывая ощущения отвращения .

Такое же отвращение вызывает у нас и осьминог, обвивающий свою жертвы своими щупальцами и высасывающий из него все жизненные соки. Но пять таки - потому, что нам это не подходит.

Или тоже чудовищный факт из окружающего нас мира - поедание своих мальков рыбами. Хотя они поедают только, допустим, тридцать мальков, а остается еще триста и для них это был в какой-то мере полезный урок, те что видели гибель других и вовремя избежали, хорошо заучили, что нельзя проплавать близко около чьей-либо пасти, так она открывается неожиданно и опасна для их жизни.

 

Таким образом, при более внимательном рассмот­рении то, что нам кажется естественно безобразным - оправданно эволюционно  или не подходит нам для подражания (нет образа для подражания, кстати),  а в целом мир не так уж и плох... это примерят нас с ним.

 

Но перейдем от окружающего нас мира непосред­ственно к человеку.

 

Вот молодой студент после долгих размышлений приходит к выводу, что ему вполне можно взять топор и лишить жизни старушку, так как он молод и умен, но беден и у него все впереди, а она стара, все позади и не умна - зачем же ей деньги?

Что же происходит? Раскольников, герой Достоевского, с одной стороны лишен слуха на эмоциональные сопереживания, он не  видит связей старушки с ее родителями и с другими ее родственниками, для которых будет горька эта утрата (даже если она одинока), эти мысленные связи все равно существуют для нормального человека в эмоциональном плане). Но у Раскольникова превалирует логика и недоразвита эмоциональная сторона личности - он заблудился в логическом лабиринте, вот пример нарушения ГАРМОНИИ логического и эмоционального, равноправных составляющих человеческую личность. Так что мы можем говорить о эмоциональной неполноценности в данном случае.

 

Но это литературный герой, а вот возьмем и рассмотрим такое же чудовищное нечто из самой жизни. Некий Чикатило. Что он из себя представляет?  Это не просто обычный злодей и бандит,  лишавший жизни людей. Хотя ведь те прочие простые бандиты тоже  - совершают свои злодеяния по неразвитости, не читали нужных книг, не общались с культурными людьми и т.д. выпали их нормального развития когда-то и где-то в прошлом, когда формировались их личности. И достойны сожаления и сострадания. Как говорит тот же Достоевский "войдем в залу суда с мыслею, что и мы виноваты". Чикатило - образованный человек, кандидат наук, человек развитый и  культурный и вероятно вполне умелый и обаятельный по-своему в общении. Таких людей нельзя просто убивать, казнить, их надо изолировать от общества,  чтобы они были не опасны, и изучать. Он явно болен. Вы говорите, что он был невменяем. Не согласен, он вменяем, хотя болен, как вменяем, допустим, человек, у которого температура  40.  У него совершенно нормальные представления о мире за исключением эмоциональных. Он "любит" ненормально, это чудовищное отклонение от нормы. Убивая, он получает сексуальное удовлетворение, у него сексуальные отклонения. Вы говорите, что секс  не любовь,  тоже не согласен с вами, конечно секс это любовь, поскольку любовь многогранна и это любовь,  даже не может  быть любви без секса.  Но это часть любви,  не полная часть и она не может заменить полную любовь, и не может дать полное глубокое удовлетворение человеку.

Итак "отвратительное" еще и отклонения болезненные от нормы. А нормальный мир опять-таки вполне не плох.

... Но вот еще жизненные ситуации вызывающе у нас чувство отвращения.

 

 Для начала я прочту басню Крылова. Басня называется "Парнас".

 

    Когда из  Греции  вон выгнали богов и по мирянам их

   делить владенья стали... кому-то и Парнас тогда  

   отмежевали ... хозяин стал пасти на ней ослов

 

    ослы не  знаю как-то знали

что прежде музы здесь живали... 

    и говорят: не даром нас позвали на Парнас

    знать  музы   свету надоели

и хочет он что б мы здесь пели...

 

         короче говоря: ослы стали петь

 

 как будто тронулся обоз

в котором тысячу несмазанных колес

 

  а дальше договариваются между собой:

 

 а что бы нашего не сбили с толку братства 

  то  заведем такой порядок мы у нас:

   коль нет в чьем голосе ослиного приятства  -

                не принимать тех на Парнас!

 

Это явная коррупция, еще одно зло, бытующее среди человечества. Конечно, понятно, что люди объединяются потому, что так легче выжить.  Когда я закончил институт,  то у меня был такой случай. Я  обходил редакции в поисках работы, и вот в одном месте мне сказали нечто удивительное: мы предлагаем тебя сделать главным художником издательства,  нужно будет выпускать плакаты на медицинскую тематику - но только условие такое - ты не будешь приглашать никого из "китов".  Я не понял и спрашиваю, а что такое "кит"? Мне объясняют: ты не "кит" и я не "кит", зачем же нам их приглашать? А "кит", мне объясняют, это человек, который очень хорошо может что-то делать. Значит, слабые коррумпируются, чтобы не пускать талантливых. Неприятно.

Но мне вспоминаются строчки из Пушкинского письма - он пишет своему приятелю: "что же ты, милый друг, печатаешь в нашем журнале со стороны?"  Значит,  объединяются  не  только бездарные,  но и талантливые - Пушкин-то явно не мог бояться сравнения ни с кем,  относительно таланта. И конечно не возможно представить, что бы достойные талантливые вещи были бы отвергнуты его журналом.  Хотя история и не очень нравится, но имеет какие-то иные мотивы, нежели чем не пускать "китов". Если Пушкина можно понять - зачем финансировать оппонентов? то коррумпированности бездарных можно сочувствовать и сострадать.

Кстати, природа с мрачной улыбкой как-то все уравновешивает: если слава и материальные блага достаются при жизни бездарным, но коррумпированным и к власти прислуживающим - то преклонения человечества принадлежат гениям (бескорыстным исследователям мира) после смерти. И гении-то если с кем-то и объединяются-то не на долго, а по сути своей вечно одиноки при жизни, зато все компенсируется восторгами творчества .

Интересно вспомнить и признания Диккенса по поводу его работы в бюрократической конторе в ранней молодости. (Вспоминаются  примеры с Пушкиным и Диккенсом поскольку они безусловные гуманисты и проводники гуманизма.) Диккенс признавался, что, когда он работал клерком, и ему приходилось переписывать разные бумаги: - "я старался извести за день как можно больше чистой бумаги и перьев". Вот так о своей работе признается Диккенс. Наверно бумагу-то и перья он любил не меньше Плюшкина, который любил крошечные клочки бумаги или самого Гоголя! ...  Но причина в том, что Диккенс, будучи клерком, не мог реализовать передачу своего познания мира (в форме рассказов и романов) человечеству. И это  вызывало у него внутренний протест, может быть и неосознанный, неудовлетворенность и раздражение.

Кстати, во всем мире, во всех странах огромное множество молодых людей не могут так же реализовать, данный им природой  инстинкт  познания  -  интеллектуальная деятельность в наших обществах регламен­тирована и коррумпирована. Если нет удостоверения - то ты не писатель, не художник, не композитор, не инженер, не физик, не математик. Преодолеть искусственные цеховые преграды большинству не под силу. А природа-то, дав инстинкт познания, требует и его реализации, удовлетворения. А если этого нет - то страдания и муки, раздражение и агрессия. (Помните, как молодой Диккенс перья и бумагу изводил?)

И  вот  эти мучения,  страдания,  раздражения,  агрессия проявляются на уличных конфликтах, ссорах, драках, далее пополняется армия преступников, переступивших закон, потому что у них самих отняли право данное природой на познание мира (жертвы даже и не подозревают об этом и протестуют, сами не зная против чего,  чувствуют только что их эта  жизнь  не устраивает), а если проследить далее, возможно, что в этом источники не только преступности, но и войн. *

Как-то я слушал радио, это было радио "Свободы", и там рассказывали о каким-то лауреате  Нобелевской  премии  с  какой-то  чешской фамилией, хотя он вроде бы и американец. Так вот он высказывал очень близкие идеи и чуть ли ни в точности так же определял как интеллектуальную коррумпированность на планете источником агрессивности человека и войн. Я сначала расстроился, что мои идеи уже высказывались, а потом мне даже стало приятно, что я не одинок в своей точке зрения на некоторые проблемы.

 

А теперь рассмотрим "безобразное и искусство". Хотя вначале  давайте уделим этому пять минут и вы напишите, что вы думаете на тему "безобразное и искусство" - а то я обычно наговорю вам много всего и все это у вас обрабатывается в голове, и поэтому возникают затруднения что-либо написать. Так  поступим наоборот, сначала вы напишите абзац или пару абзацев, а потом продолжу говорить я.

 

Среди сегодняшних записей ваших мыслей очень мне понравилось такое место :  "...искусство не может быть безобразным". Я слышу, кто-то высказался,  что - м о ж е т. Не согласен: можно говорить, что была попытка создать произведение искусства, а вышло нечто неудачное. Но искусство по сути, конечно, только светлое.

Итак "безобразное и искусство". Так же как и в жизни безобразное в искусстве происходит от нарушения гармонии между логическим миром и эмоциональным. Как Раскольников, эмоционально глухой и заблудившийся в коридорах логики, как и Чикатило эмоционально уродливый, а логически, может быть, и находящийся на какой-то высоте - так и коррумпированность в искусстве, ремесленничество, цинизм коммерческой наживы или политического прислуживания - следствия эмоциональной неразвитости и логических плутаний.

Я забыл, разбирая безобразное в жизни, сказать о геноциде, коснулся войн и преступности, а вот геноцид пропустил. Геноцид - высшая форма преступности, когда уничтожается огромные массы людей ... в концентрационных лагерях и т.д. Что лежало в фундаменте германского фашистского государства? "Подобное радуется подобному": у руководства стоял Гитлер, человек чувствительный, сентиментальный и болезненный, ему трудно было вступать в контакт с женщинами, он много страдал... не мог, видимо, им излагать свои чувства естественным языком, а что-нибудь говорил слишком заумное и слишком возвышенное, и не живое...  Отвергнутый, затаил и вынашивал гневную ответную месть... (затем несравнимые страдания доставил человечеству...) и окружение Гитлера тоже болезненные люди - отсюда бегство от нормальной жизни, чрезмерное увлечение астральными построениями, мистикой. Можно предположить, что если бы встретились молодому Гитлеру более отзывчивые женщины, которые бы его научили более естественно

 

……………………………………………………………………………………

* Это издержки цивилизации - такого нет в обществах первобытно-общинных, а их временное существование обширнее цивилизованного состояния человека - и стало быть - это нарушение естества.

 

 

 

 

 

 

 

 

излагать свои чувства, он бы излечился, приблизился бы к норме... – может, и не случилось бы тяжких последствий для человечества.

 

Правда, не всегда болезненные трудности общения с женским полом имеет отрицательный результат в истории. Ньютон не знал ни одной женщины, однако все силы отдал гениальному труду создания картины мира и еще даже шлифовал стекла для своих телескопов, то ли избыток энергии в нем говорил, то ли он сосредотачивался во время столь тяжкого труда как шлифование линз..

Но, короче говоря, при ближайшем рассмотрении геноцид - последствия болезненности в эмоциональной сфере, которые конечно влекут за собой и уродливые ошибки в сфере логического сознания.

В искусстве так же болезненные нарушения в эмоциональной сфере и отсутствие развитости в сфере логических представлений - это тоже источники  и причины уродливых явлений.           

Начнем с заурядного ремесленничества - доверчивость, предполагают наивно, что можно довериться в познании мира кому-то, что за тебя решат "как" и "о чем" тебе рассказывать (так комфортабельнее!). Это слабость общего развития. Ремесленник довольствуется заурядностью своих достижений. И, конечно, это - слабое образное мышление:  то ли в детстве мало сказок слышал, то ли опять-таки доверился в формировании образного мышления кому-то заурядному, ... да и вообще кому-то. Надо же видеть все собственными глазами! Как это происходит формирование своего образного языка? ** Представьте себе, что для ловли мелкой рыбешки нужна сетка с мелкими ячейками сети, а для ловли средней рыбы нужна средняя клетка в сети: для ловли гигантской рыбы нужна гигантская ячейка у сети. Видят-то люди разное, к разному приспособлены их чувственные приборы - ощущения и их внутренний мир неповторим, говорим мы, как отпечатки пальцев, а их научают ловить "среднюю рыбу" "средними ячейками". И не могут они получить истинного удовлетворения сами, так как не могут выразить уникальности своих наблюдений, да и зритель не может получить истинной пищи, так как их произведения не уникальны, а повторения банального банальными средствами.

    

Ну если они еще и циничны, довольствуются или ставят в во главу угла коммерческий успех и делают не то, что думают, а на потребу начальства или зрителя - тоже опять можно указать и на слабость образного эмоционального начала и на общую неразвитость вообще.

Хотя Ван Гог говорил, что люди "идущие ошибочным путем в искусстве, сталкиваются с теми же трудностями и получают удовлетворение от самого процесса своих занятий". Но дело еще может быть просто в том,

……………………………………………….

 

 

**Когда, как я вам рассказывал, я вначале своего музыкального пути не изучал нотную грамоту и гармонию, мне говорили окружающие, что меня ждет тупик, но Чайковский иначе говорит о самостоятельности - "каждый композитор должен сам подбирать аккорды, согласно своему вкусу и чувствам..." и только потом добавляет "но если он не верит в свои силы, то лучшим помощником ему будет учебник по гармонии", т.е. это вовсе не обязательное условие.

 

 

 

 

 

 

 

что человек цепкое животное и, взявшись за что-то, не бросает, а доводит дело до конца, хоть и бесславного. Тут вспоминается фраза Шиллера "и путь уже пройден, раз на него вступили".

 

Существует еще целое направление людей искусства, которые считают своим долгом шокировать зрителя, показать ему безобразие жизни - я их называю "кошмаристы" - допустим Сикейрос. Мало того. что он неприятен в своих творениях, он отталкивает от себя любого зрителя с эстетическим чувством, но он прямо таки явился иллюстрацией Пушкинского афоризма "гений и злодейство две вещи несовместные", поскольку участвовал в уголовно-политическом убийстве революционера, высланного из России. Но это опять таки, ремесленники, не научившиеся основе основ - положительным эмоциям, лежащим в основании познания. (Опять вспоминается лабиринт, который запомнили хорошо крысы с положительными эмоциями в процессе изучения.)

 

Особо стоит парадокс в истории искусств - парадокс Дали. Дали был строптив и учился не очень добросовестно ( т.е. недоверчиво!)  и искал шанс все время выйти из круга заурядности учебного творческого процесса и был неудовлетворен заурядностью своих достижений.

Он стал знаменитым и признанным, но разглядывая его картины, я всегда удивлялся тому,  что он не умеет рисовать в том смысле, что так рисуют все студенты всех художественных учебных заведений. Он и сам в своей автобиографической книге признается, что не умеет рисовать: "Удивительно все-таки, что я, не умея рисовать, покорил весь мир". Это не мой любимый художник, но картины его меня притягивают и их всегда хочется порассматривать.

Парадокс разрешается, на мой взгляд, тем, что он плохой рисовальщик, но хороший режиссер: очень все интересно придумано и сопоставлено, производит впечатление, уносит вдаль наши ощущения. То есть в нем художник вооруженный заурядной техникой рисования стал прислушиваться к человеку, который требовал новых сопоставлений предметов для новых ощущений. И в этих композициях есть поэзия и тоска по необычному, тайному, скрытому и т.д.       

..В ряду того, что вызывает наше отторжение, отдельным рядом еще стоят "мнимости". Есть такое племя в Африке, обитающее в густых темных джунглях - пигмеи. Интересно, что им кажется тогда красивой женщина, если у нее огромный живот. У нас европейцев, наоборот большой живот у женщины вызывает чувство отвращения. И это понятно: беременная женщина нуждается в охране и надежной, что бы спокойно доносить свой плод без помех. И как ее оградить от посягательств мужчин? Вот спасительное чувство отвращения, заложенное самой природой. Она как бы занята вынашиванием и у другого мужчины нет шанса иметь ребенка своего именно от нее в ближайшее время. За то мужчина-отец плода, который вынашивают, конечно, испытывает чувство наоборот удовлетво­рения, а не отвращения. Но нравятся большие животы пигмеям, там это считается прекрасным и не отталкивающим. Дело в том, что женщины, занятые собирательством трав и плодов, сами во время сборов невольно и едят ... и тогда большой живот - верный признак очень работящей и незаурядной женщины.

Потому я называю это отталкивающее нас чувство мнимым, потому что после его объяснения мысли начинают иметь совсем другой ход направленности и появляются противоположные ощущения (т.е. пигмеи солидарны с Сократом - красиво то, что полезно). Кроме того, необходимо время для адаптации в иных законах и традициях, как в искусстве так и в жизни. Или, например, вы получили приглашение участвовать в церемонии погребения где-нибудь в Китае, одеваетесь во все черное и приходите - вы оскорбите чувства всех присутствующих, поскольку надо было одеться по традиции в желтые* одежды. Наоборот одевшись во все черное, люди участвующие в похоронном процессе в Европе, оскорбились бы на любого участника, разрядившегося в веселые желтые одежды. Откуда это идет сказать трудно. Наверно смерть для европейца в черном потому, что в щели гроба темно и страшно и таинственно. Хотя, впрочем, Тагор тоже пишет:

 

     "в жизни есть щели

  сквозь которые             

печально пробивается            

музыка смерти"

 

Но как бы то ни было, чувство возмущения в данном случае недолговечно и исчезает, после объяснения о разных традициях. Так же категорически принципиально противоположны концепции литературного письма в Европе и на Дальнем Востоке. Европеец считает, что надо писать кратко и есть даже поговорка на эту тему: "краткость  - сестра таланта". Китайцы, японцы, корейцы и т.д. наоборот ценят не обрубленность мысли, а ее природную естественность и прихотливость в ее малейших изгибах. Причина заключается в том, что европейцы писали на шкурах, их было мало, надо было уместиться на клочке шкуры - на пергаменте. Иногда какие-то труды и книги соскабливались ради написания новых. На Дальнем Востоке изобрели бумагу и не сталкивались с этими трудностями. Но и длинноты естественного развития мысли - это тоже своеобразная мозаика из краткостей - так что не может быть всерьез порицаема и с позиций европейца.

А в целом, вспоминая Достоевского "мир спасет красота", хочется добавить, да это так потому, что сам мир это красота и ни заблуждения, ни несовершенство, ни ограниченность, ни болезненные отклонения от нормы, ни мнимости, ни неосведомленности и ни неадаптированность 

 

 

 - поскольку временны и непостоянны, и не лежат в фундаменте мироздания. И мир спасет красота, потому что красота - сам мир, а мир или вселенная вечны и никуда не могут исчезнуть.

 

На этом мое "сообщение" закончилось и вы свободны.   

Единственно, что надо бы добавить, что все это сказано с точки зрения человека искусства, хотя я и старался смотреть объективно, в том числе и с точки зрения биологии и проч.

 

 

 

             

                                                              25 марта

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

.................................................................................................................................

 * мысли после лекции: вероятно, "желтый" - цвет жатвы и перехода из одного бытия в другое, подобно, например, зернам пшеницы

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

5

                 

 

    

 

        эстетика и профессионализм

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Перво-наперво, хочу вас и себя поздравить, что это у нас с вами последняя лекция, все-таки это утомительно и слушать очень долго и говорить очень долго,  да и для меня  это не основная моя профессия,  всякие теоретические рассуждения, мне гораздо ближе практические действия. Но я отчасти  просто согласился прочитать лекции по эстетике, поскольку мне вас стало жалко, думаю, не дай Бог, что бы им прочитали лекции по эстетике как читали нам. Так, что к нашему обоюдному удовольствию эти теоретические рассуждения по эстетике заканчиваются.

Темой сегодняшней нашей встречи является "эстетика и профессионализм". Конечно, вы будущие журналисты и наверняка хотите быть профессионалами в своей  области. А всякие мечты сбываются. но важно взять верное направление. Как вы помните, Шиллер так говорил об этом: " и путь уже пройден, раз на него вступили".

Очень красиво сказано - "и путь уже пройден, раз на него вступили". А в народе об этом так говорят - "лиха беда начало".

Я мечтал, когда был ребенком, стать писателем, художником, артистом, композитором ... и все мечты сбылись:  мои рассказы и стихи печатали и в России, и в Прибалтике, и во Франции и в Чехословакии, причем, как я вам уже рассказывал, ничего никуда не посылалось, а ко мне приходили и брали напечатать; как композитора и пианиста меня приглашали выступать на Международном Фестивале, а концерты прошли в разных городах (Москва, Алма-Ата, Ташкент, Ашхабад, Рига, Таллинн и т.д.);  картины находятся почти во всех странах мира, легче перечислить страны где их нет, чем где они есть.*

Но что мечты сбываются, я обнаружил однажды, грустно рассуждая и сокрушаясь:  как же так? - я мечтал быть миллионером и не стал... я мечтал быть генералом или маршалом или генералиссимусом и не стал... я мечтал быть чемпионом мира по настольному теннису - и не стал...  ах,  какая у меня  неудачная жизнь! А потом стал думать: а что я для этого сделал? и когда я окинул свою жизнь мысленным взором,  я понял,  что день за днем я не ударил для этого палец о палец - а что же я делал?  я каждый день писал стихи, рассказы или играл на рояле и т.д. И таким образом я утешился, я понял, что мечты сбываются, а не сбываются так ... легкие мысли, временно нас посещающие. И поэтому важно разобраться в своих целях и в мечтах.

Что значит, быть профессионалом в литературе или в журналистике? Это значит, писать на уровне тех, которые печатаются - т.е.  писать как "кто-то". Но помните, когда мы задавались вопросом, какой же мир, в котором мы живем: как у Пушкина, Гоголя или Достоевского или Кафки, или Булгакова - мы пришли к мысли, что миров столько, сколько исследователей, но они не схожие. Понятный и ясный мир, и одинаковый более менее, у средних писателей и у журналистов. Но это поверхностное знание о мире, это поверхностное видение мира. Наверно, стоит цели поставить более высокие. И кстати еще о профессионализме. Вот, допустим, перед нами женщина-профессионалка, она умеет самым изощренным образом выразить любовные переживания, она этим овладела и это ее профессия, но это имитация. И каждый из присутствующих, я думаю,  хорошо понимает... что невозможно (хотя и были наверно исключения) с такой женщиной испытать истинную любовь и создать свой дом, свою семью, а это конечная цель или форма выражения любви. Мне кажется, что для всех, это настолько очевидно, что можно более ничего не добавлять далее к этому.

Когда мне говорят, что вот такой-то писатель или поэт, или врач, или инженер, или музыкант - профессионал... мне это ничего не говорит. Этого мало. Но если  мне говорят, что он  любит свое дело и страстно ему отдается и много

этим занимается, я начинаю верить в такого  человека. Это похоже на то как в любви - самое главное есть ли любовь, а не то, что перед нами большой специалист в этой области.         

Так что же утверждают профессионалы?  Посмо­трим поближе на утверждения, которые царят в нашем мире благодаря бесконечным повторениям в печати, по радио и телевидению (во всем мире  причем!) у современных средних писателей и у журналистов.

 

Например: если можете, то не пишите ничего. Лев Толстой вроде бы как даже имел заготовленные такие письменные ответы для начинающих писателей и до сих пор это так же  тиражируется до бесконечности. Но так ли это?

Древние, например, говорили наоборот: "ни дня без строчки".  Это и гуманнее и оптимистичнее и полезнее. Я заметил на собственном опыте, что если позволить себе записать слово, пол слова, пол предложения, незаконченную фразу... то есть незначительное даже - то скоро появится рассказ,  а за ним другой или стихи. Но если не записать, пришедшее на ум, то долго потом ничего не приходит. Это похоже на окно: оно открыто и прилетают птицы, если вы их примечаете и пригреваете, но если окно закрыто - они не прилетают. Возможно вам придется в жизни столкнуться с таким резким суждением. оно может прозвучать обидно, особенно для очень ранимых людей,  так не обращайте на это мнение внимания,  не принимайте его близко к сердцу, как некое профессиональное заблуждение, т.е. не отказывайте себе в желании и в удовольствии писать что угодно и когда угодно,  а хорошие вещи попадутся среди, может быть, и незначительных, не беспокойтесь ... короче говоря "не закрывайте ваши окна".

 

Или еще утверждают:  пишите кратко. Даже есть такая поговорка "краткость сестра таланта".  Но так ли  это?

Опять если взять сравнение из области любовных отношений, не будете же вы говорить влюбленному: говори кратко. Так можно пропустить самое главное, какие-то детали, по которым можно судить действительно ли вас любят или это одни слова.

 

Я уже рассказывал о двух  совершенно  разных  традициях Запада  и Дальнего Востока.  На Западе писали на пергаменте, на шкурах, и их сложно было выделывать, и их было мало, поэтому часто соскабливались предыдущие книги,  а на Дальнем Востоке изобрели бумагу, и таких проблем не возникало, и там дорожат естественностью и малейшими изгибами человеческих интонаций,  и не загоняют их в прокрустово ложе каких-либо требований.

Считается хорошим правильным и профес­сиональным тоном не высказывать своих суждений, а излагать только факты и больше ничего. Про это говорят,  как бы деликатно "не будем навязывать своих суждений". Но так ли и это? Пушкин, как помните, когда критиковал  Грибоедова, а Грибоедов писал не так как Пушкин естественно, и Пушкина что-то не удовлетворяло с художественной стороны в Грибоедове - не так сцена написана ему казалось, не тем языком, но он спохватывался, ставил запятую и говорил: "… но  впрочем,  каждого художника надо судить по тем законам,  которые он сам над собой признает".  А я при этом еще предлагаю добавить - и которые он сам формулирует в процессе творчества. А потом добавляет, что талант Грибоедова еще недооценен (а Грибоедов, как вы знаете, писал и музыку, к тому же и сам играл на фортепьяно, не говоря уже о том, что знал персидский  язык,  а  может и еще какие-нибудь языки- иранский, арабский и т.д.) и потом еще добавляет,  что у нас в России, к сожалению, нет людей, способных вынести суждение и дать оценку достойному явлению - как видите, он очень дорожил способностью высказывать свое мнение и суждение и видел в его отсутствии ущербность общества.

................................................................................

*      стыдно повторять, и стоило бы вычеркнуть. Но мне не хочется скрывать перед читателем свое смущение на лекции и страх. Я вообще боялся, что не смогу говорить "долго" на лекции, а иной раз казалось, важно что-то повторить, да и я видел, что многие студенты в первый раз появляются в моей аудитории и опять я что-нибудь позволял себе повторять.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


Церковь у рижского вокзала  «дорога в небеса»

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


Красные маки

 

 

 

 

 

 

В 60-е годы было модным не рисовать в журналах, был такой журнал "РТ" весь оформленный шрифтами разнообразных размеров и начертаний. Даже Пушкин требовал, дескать, не рисуйте всякие розочки и виньеточки,  когда будете издавать мои стихи. Но это все по бедности, мало хороших художников, которые знают и чувствуют, что нарисовать им и в каком количестве, чтобы оформление помогало бы, а не мешало бы литературному произведению. В то же время как приятно вспомнить стихи Гарсиа Лорки изданные в сопровождении  его же рисунков, они такие поэтичные и музыкальные и многое раскрывают и дополняют к его текстам, позволяя увидеть то, что и не высказано словами.

Еще летает по всей планете такое крылатое суждение "не изобретайте велосипед". Это звучит и иронично, и уничтожающе, и выразительно, но совершенно не по существу и даже вредное суждение.  Мне вспоминается статья академика ... кажется Китай-Городского, о нашем образовании. Он там пишет, что мы учим студентов учиться, т.е. быть студентами, они чего-то переписывают откуда-то, чего-то запоминают, хорошо научаются сдавать экзамены - т.е. осваивают профессию студента, но не способны творчески работать и самостоятельно исследовать или изобретать,  а это именно то,  что и приходится делать в жизни. На своем примере, я вспоминаю, как я однажды отказался писать в рифму,  я подумал, что я не давал никому клятв писать в рифму и чувствую, что она мне мешает и стал писать  без  рифмы.  Но  к тому же я стал писать и без ритма (четко выраженного: тара-там-там-там-там-там ------ тара-там-там-там-там-там, т.е. симметричного чередования ударных и безударных слогов).

Я насторожился и думаю, что это? У меня накопился цикл таких странных записей, я подумал, а не схожу ли я с ума? Я стал к этому относиться с некоторым подозрением, как обезьяна шимпанзе, которая родила младенца, но  не видела как за ним ухаживают и кормят его и (расценивая это как агрессию против себя какого-то паразита) убивает его схватив за ноги и ударяя его об камень головой. Я понес это в литературный институт. Там-то мне и сказали, что это стихи, называются верлибр ("свободное слово" в переводе, как я посмотрел в доме в словаре и стихи  основанные не на чередовании ударных и безударных слогов, т.е. силлабо-тонической системе, а на интонации), но,  дескать вы учитесь у французов - Апполинера,  Превера, а надо учиться у русских, у Тургенева, например. Я-то подражал средневековому поэту Бо-Цзюй-И, и мне было приятно, что я написал как более или менее современный француз.

Итак, жанр был известен, и я изобрел самостоя­тельно  велосипед (у Бо-Цзюй-И, строго говоря, были все-таки белые стихи в переводе Эйдлина). Но я не расстроился изобретению, потому что приятно к чему-то придти самостоя­тельно. И кроме того самостоятельное открытие этой новой формы, дало мне ощущение моей оригинальности и силы, а главное веры, что я владею формой наиболее, м.б., близкой для моего полного выражения видения жизни. Теперь, спустя несколько десятилетий, и самостоятельность моя начинает бледнеть: я уже начинаю отдавать трезво отчет тому, что стихи Тагора подсознательно повлияли на меня, а я в пылу сочинительства того не заметил и приписал себе открытие свободной формы. Но я не скрываю боязливо своего открытия велосипеда, а всегда с улыбкой и даже некоторой гордостью в нем признаюсь. Действительно, сегодня ты открыл велосипед, а завтра еще чего-нибудь. Потом, когда уже я пришел к рондизму в живописи,  это уже было что-то совсем новое. Для тех, кто не был на других лекциях, могу объяснить. В истории живописи был кубизм (все элементы на холсте кубистического характера) - основатели Брак и Пикассо, пуантилизм (все элементы на холсте точками) - Сера и Синьяк, абстракционизм (все элементы носят абстрактный характер, где нет узнаваемых предметов) - Кандинский, а рондизм (все элементы на холсте округлые и из этих кругов создаются все изображения предметов). Конечно, мне приятно, то я пришел к такому изобретению.

Так, что не стоит наверно бояться "изобретать велосипед".

Еще царит в этом мире такое утверждение, повторяемое и писателями и журналистами и музыкантами и инженерами... "надо сначала научиться, а потом... что-то делать". Известные шахматисты говорят "надо научиться теории, а потом позабыть про нее".  Это уже звучит мягче. И опять человек, который вам намерен признаться в своих чувствах, придет к вам,  не скажете же вы ему: пойди, поучись, а потом будешь излагать свое признание? Нет  важно именно, что он испытывает и об этом расскажет, а не то, чему его кто-то научит, а потом это слушать. Я не случайно  все  время  привожу примеры из этой области так это близкие вещи любовь и искусство - чувствование, ощущения, искренность, правда, достоверность, истина, а не имитация важны и там - и там и чудовищно, фальшиво любое отклонение.

 А Чайковский возражает в предисловии к учебнику по гармонии, я читал это в его письмах, учебников, конечно, я не стал бы читать:  "Всякий композитор должен подбирать аккорды согласно своему чувству и вкусу, а если он не верит в свои силы,  то  тогда ему лучшим помощником будет учебник по гармонии". Это еще мягче звучит, поскольку вовсе и не обязательно сначала научиться, а потом сочинять. Кстати, вспоминается и Сальери, который благородно и с самоотвержением, подвергнул "алгеброй гармонию", "музыку я разъял, как труп" он добавляет. Пушкин нас пугает и предостерегает, видимо, не напрасно мрачным своим героем Сальери и стоит прислушаться. А на практике, например, в США практикуют выпускника-инженера, допустим водного транспорта - отправлять работать инженером на железнодо­рожный транспорт или в авиацию. В новой области тогда инженер чувствует себя более свободно, ему хочется приложить свои творческие идеи и реализовать их, в то время как в своей области он мыслит шаблонно и уже знает,  какие двери открыты и какие закрыты, и не пытается открывать новых дверей. Значит не достаточно послушно изучать творчество в какой-то области, а надо учиться творить и делать  самостоятельные шаги.

Сплошь я рядом можно услышать и от обывателей и от профессионалов всех областей, а журналисты это опять-таки тиражируют: совершенствуйтесь в одном, не разбрасывайтесь. Но так ли все обстоит? Древние китайцы учили, чтобы быть хорошим художником (всего-навсего!) надо заниматься поэзией,  музыкой,  философией и медициной. Это советы великих художников древнего Китая.

А Эйнштейн мало того, что, работая в патентном бюро, где знакомился  со всевозможными открытиями во всех областях, а не только в физике (что ему дало обширный обзор всего, что творится в познании) - еще и играл на скрипке, а, читая Достоевского, подчеркивал, что ему нравится, что Достоевский ставит героев в экстремальные ситуации (что любят делать физики со своими частицами). Как-то все оказывается в связи, и одно другое стимулирует, вероятно.

 

Или говорят: пишите жизненную правду. Вроде звучит солидно и не подкопаешься. Но достаточно ли этого? Еще современник Пушкина, генерал, по-моему Раевский, говорил, что "кукарекать похоже на петуха - не великое искусство". А китайский художник Ци-Бай-Ши, крестьянского происхождения, который в начале резал  печати и только позднее стал всемирно известным художником,  говорил: "рисовать правильно - это вульгарно" - как элегантно сказал,  хотя и был крестьянского происхождения, даже аристократически сказал. Я, например, так объяснял своим ученикам: вот вы рисуете коробок спичек стоимостью в 1 копейку, чем точнее вы приблизитесь к оригиналу, тем ближе к одной копейке, ценность рисунка в отклонениях, которые берутся от того, как дрогнет рука, а рука дрогнет под впечатлением, от того что неровно бьется сердце от впечатлений, это комментарии к предмету, поток каких-то мыслей - вот эти комментарии и есть на 90% содержание искусства. И как-то мы сравнивали правду Бунина и правду Пушкина, говорили, что он правдив в описании пейзажа наполовину по сравнению с пушкинским "на холмах Грузии лежит ночная мгла...  печаль моя полна тобою". Не может быть полной правды без комментариев и поэтому Пушкин правдивее и реалистичнее, и в нем больше  эстетики.  Или "а месяц  будет плыть да плыть, роняя весла по озерам" есенинское - краткое и яркое комментирование и, казалось бы, уходящее от реальности, но неизмеримо приближающее к ней, поскольку и в пейзаж проникаем и в человека одновременно. И получается, что внешняя правдивость уводит от внутренней правдивости, более глубокой и более истинной.

Широко рекомендуется ходить по жизни с блокнотом и делать наброски. Записать какую-то сценку, увиденную в народе, а потом раз - и в повесть или роман. Как хорошо казалось бы. А Достоевский говорит про это "писать эссенциями",  действительно, сценка, по-своему, правдивая, вырванная из ситуации, вставленная в иную, смотрится чужеродно и фальшиво.

Или еще одно из широко распространенных заблуждений, бытующих среди людей искусства: призывать к освобождению народа. Конечно, вспоминается пушкинское "паситесь мирные народы" и "я только потерял время и труды" призывая вас к освобождению... и "нет ничего страшнее русского бунта". И вспоминаются "бесы" Достоевского с их террором и круговой порукой ради красиво  звучащих идеальных целей. А еще он говорил про это так: "некоторые писатели на себя одевают красивый мундир", "пуговицы блестят", "мундир нарядный", но этот "мундир погубит не один талант в литературе..." это про последователей Некрасова. Это про нашу литературу тенденциозную и "проверенную линией руководящих органов"...  Для нашей предыдущей встречи я попросил дать мне почитать книжку басен Крылова, чтобы прочитать басню о коррумпи­рованности в искусстве. Но, пока я ее листал, перед занятием, то набрел на одну такую басню "Грабитель и Писатель". Содержание краткое такое. Грабитель  и писатель в один день умерли и попали на тот свет, тот час их в котлы со смолою и костры разжигают, под грабителем тут же - и он кричит и воет. А под писателем долго не разжигали пламя, а потом разожгли, да все сильнее и сильнее, в то время как под грабителем давно погасло. А под писателя все подкладывают дровишки и подкладывают, а он все громче кричит и все отчаянней:  что же и у вас нет справедливости, что под душегубцем погасло, а под писателем все подкладывают?! Ему отвечают: душегубец загубил несколько жизней, а ты, призывая к неповиновению и ниспровержению устоев, такое всколыхнул побоище, и столько тысяч жизней загубил, что еще подкладывать и подкладывать под тобою дровишек надобно. Благородно призывать к освобо­ждению народа конечно, но общественная жизнь сложившаяся - это такой сложный механизм по сравнению, скажем, с телевизором или компьютером и копаться в нем, не нарушив и не вызвав каких-то бедствий, невозможно, и нужна сверхосто­рожность.

 

Или говорят еще такое утверждение: надо много и серьезно работать. Ну, а это бесспорно ли или нет? Во-первых, игровой  импульс, мы помним, сформировал неповторимое творчество гениального Рахманинова (который тоже, кстати, пообщавшись с Толстым, долго не мог ничего сочинить, так как серьезный Толстой и ему, наверно, сказал "если можете, то не пишите ничего"), это я вам напоминаю об играх-баловстве ребенка-Рахманинова, когда он импровизации выдавал за "последние сочинения Шопена". И вспоминается, как Чехов отзывался о рассказах Бунина. Видимо, Бунин показал свои рассказы Чехову на предмет, узнать его мнение и Чехов ему написал: "Ваши рассказы что-то на подобии сгущенного бульона". Конечно, Чехов был врач и в те времена врачи, чуть заболеет человек, рекомендовали для лечения бульоны, вроде бы как это полезно, и сравнение, вроде бы как, и не отрицательное.

Однако, чувствуется и ирония, и шутка и все-таки что-то неживое, вот если бы он сравнил со свежей травой, для Бунина было бы лестнее. Или посмотрим, как Пушкин о творцах говорит:  «нас мало счастливцев праздных» - говорит у него Моцарт. "Праздных", а не работящих, да еще и серьезно.  Или он так еще говорит о литературном труде: "некоторые нафабрятся, надушатся духами, напудрятся, оденут камзол понаряднее и торжественнее, и приходят к музе и садятся на краешек стула, а надо  приходить запросто,  как  знакомой  девице".* Или "поэзия должна быть, прости Господи, глуповата". Так что и это утверждение серьезно трудиться тоже неблагосклонно бы встретил наш Пушкин и, наверно, оно тоже спорно.

Или еще утверждается часто: надо быть объективным. Мы касались этой темы - какой же мир в котором мы живем: Пушкина, Гоголя, Кафки, Платонова, Булгакова...? но их миры субъективны, а объективны, но поверхностны журналисты и средние писатели, как мы тогда об этом говорили. Может лучше (для глубины) осмелиться на субъективность своего исследования, а не утверждать хорошо проверенное и банальное?

Из распространенных сомнительных утверждений царящих в обществе можно услышать и такое: надо бороться со своими недостатками. Бороться со своими недостатками бесполезно... вы смеетесь?  ... но  действительно они в крови и в плоти человека от рождения: так как формируются в далеком детстве. Я это знаю на собственном опыте. Да-да недостатки складываются из глубокого детства  и прирастают к человеку очень уж накрепко и чуть ли ни становятся его телом. Мне кажется, что лучше развивать свои достоинства. Мне кажется, что бороться с недостатками, это - как будто собака бегает за своим хвостом и стоит на месте, крутится на месте точнее, а надо двигаться вперед. Может быть, это и хорошо бороться с недостатками, но непродуктивно, все-таки надежды на удачу впереди и действительно приведут куда-то к удаче?

 

Так же царит в нашем мире и такое утверждение: побольше вычеркивайте. Рассмотрим и это утверждение на предмет правильности. Опять вспоминаются две традиции: Европы с пергаментом и Дальнего Востока, где изобрели бумагу. Это отчасти европейского происхождения концепция. Хемингуэй советовал писать стоя, чтобы кратко, а вычеркивать лежа, чтобы больше вычеркнуть, чтобы удобно и комфортно было вычеркивать. Хемингуэю это кое-что и дало.  Его краткость, как бы не давала писать традиционно. А все-таки вспоминая его, я только ощущаю прелесть описания мяуканья котенка где-то в дождливый день, к которому прислушивается женщина, которой видимо не очень хорошо с каким-то мужчиной...  да,  начало  какого-то  рассказа,  где  он  говорит, “что  пахнуло опилками и то ли карболкой, то ли известью”. И все. Дальше все вспоминаются бесконечные сцены с выпивкой, закуриванием, мордобитием и опять с выпивкой и что-то еще неуловимое - наверно то, что и делает его не рядовым писателем, а запоминающимся. Хотя сама манера письма располагает, но взгляд на мир как бы слишком объективный, журналистско-поверхностный          

... Любопытно, что Бредбери в одном рассказе описывает общество будущего, где искоренили всякую литературу с чертовщиной и оставили только реалистов Толстого да Хемингуэя. И наверно очень скучно в таком мире: ни полета, ни фантазии, ни сказки, ни мечтаний, ни тревоги ... 

Мне кажется вычеркивать надо осторожно. Пушкин вот  признавался "я никогда не мог ничего вычеркнуть из мной написанного", а рукописи его все исчирканы... да-да, слышу, что вы согласны со мной и я согласен, что исправлял, но что и для чего? Наверно не для того чтобы лучше было как в хороших стихах, а  может быть, чтобы приблизиться к слову, что мелькнуло и загородилось другими набежавшими. Может быть отредактировал себя мысленно, чтобы  было "получше", а потом отказался от "получше" к тому, что точнее передаст ощущение? Но игнорировать слова самого Пушкина, что "ни никогда не миг ничего исправить из мной написанного" не серьезно. А почему осторожно мне кажется надо вычеркивать, потому что пишет-то поэт, а вычеркивает внутренний во мне редактор, искусствовед, человек, ориентирующийся на профессиональность или коммерческий успех - то есть личности намного рангов ниже поэта.

Гоголь советовал вычеркивать через неделю или месяц, не помню, наверно для того, чтобы не увлечься новыми вариантами, наверно его мозг как быстрейший компьютер выдавал бесконечное количество вариантов и идей, и ассоциаций и отступлений, а через неделю, месяц творческий пыл пройдет и не будет наводнения этими вариациями? Когда его читаешь, чувствуешь, что он прямо захлебывался потоком слов,  несущимся на него. Я имею в виду хотя бы эти его знаменитые отступления авторские "птица-тройка" и т.д. А Булгаков так пишет в своих "Заметках на манжетах": "...  приехал Серафимович. Проездом с севера. Лекцию читал о Толстом. Помните, у Толстого платок на палке: то туда качнется платок от ветра, то сюда. Писал этикетку к водочной бутылке. Фразу написал, слово вычеркнул. Сверху другое написал,  не понравилось - снова вычеркнул. В конце фраза получилась как кованная. Сейчас так пишут"**

Действительно в черезмерной работе над качеством можно потерять естественный тон повествования, вернее даже  не "можно", а "очень даже можно", то есть скорей всего.

 

 А среди живописцев широко распространено такое заблуждение или лучше сказать доктрина, которой вовсе не обязательно следовать -  не пишите черное - черной краской,  белое белой,  синее небо синей краской и т.д.  С одной стороны оно может быть полезным, поскольку требует, как бы обогатить видимое, но может ли это быть правилом, и ограничивать художника? Хорошо если это игра или условие, которое стимулирует художника, но плохо если это обуза, которая его сковывает.

Ван-Гог например возмущался по этому поводу, в письме к брату  Тео он пишет "почему я не могу писать черный пиджак черной краской?  а белую рубашку белой краской?" И писал, и получалось гениально. Опять вспоминается пушкинское "всякого художника надо судить по тем законам, которые он сам над собой  признает". Таким образом, это можно подытожить так, что не должно быть ограничений, а могут быть предпочтения тем или иным приемам и подходам.

 

Распространено и такое горделивое выражение: это не мое мнение, это общее мнение, или мнение большинства. А чем гордиться и на что надеяться при таком утверждении? Разве вопросы истины решаются методом голосования? Сколько бы народу не голосовало бы,  круглая ли Земля, вертится ли вокруг нее солнце, сколько будет дважды два и т.д. к истине приблизиться невозможно, поскольку это неподходящий метод.

 

Если подытожить все, что было сказано, то надо развивать свои достоинства, настраивать себя на любовное отношение к миру (у японцев, между прочим, есть даже такой праздник "любования", например, цветущей вишней), уметь настраиваться на творчество, может быть, вводя себя в состояние полусна наяву или опять таки любви к миру, границы проводить трудно. Вот хочу привести пример, как любовь открывает вспомогательные силы, включает "озарение".

Я собирался жениться на одной особе, дело происходило на Чистых прудах,  она мне говорит,  что  ей  надо зайти и поговорить с неким человеком, который тоже хотел на ней жениться,  мне, конечно, это не нравилось и я был раздражен и, допустим, хотя не посмотрел, но услышал в какую сторону она пошла (а она сказала, что вернется через 20 минут), я сидел на бульваре на лавочке, спиной к направлению куда она уходила и смотрел на пруд. Но вот истекли 20  минут,  я  срываюсь с места и иду куда-то левее (как я мог услышать шаги)...  но там две улицы, я  сворачиваю на нужную, но там много домов, я выбрал дом с правой стороны улицы, вернее не выбрал, а свернул к нему, без всяких  рассуждений, поднялся на второй или третий этаж (хотя их в доме может и пять и четыре), но и там на этаже несколько дверей, я звоню, открывается дверь - и мне говорят, что сейчас ее позовут...

.........

Но  продолжим подводить итог. Итак, стоит себя настраивать на любовь к миру. А еще два слова о том чтобы настраивать себя на сон наяву для творчества. Шопен рассказывал как он начинал сочинять в таких словах: "... я кладу руки на рояль"(не глядя -  имеется ввиду) "... и перебираю пальцами клавиши, пока не набреду на голубую ноту"...  Кроме того не стоит заглушать в себе игровой импульс. Это все вместе, а возможно и еще много чего, открывает какие-то двери  внутри нас,  двери души и в то же время надо видимо  отказываться от всего что мешает,  не стимулирует, зажимает нас и сковывает. Быть профессионалом, это так мало по сравнению (да и трудно, потому что не естественно - естественно-то играть и наслаждаться, а не трудиться), так вот это так мало по сравнению с целями более возвышенными и приносящими истинное удовлетворение. Т.е. я предлагаю ставить перед собой цель... не достигнуть профессионализма (и ремесленничества), а цель более привлекательную - творить и наслаждаться.

Чуть не забыл, я еще хотел вам прочитать два отрывка из Гоголя и Достоевского. Это к вопросу о краткости и о длиннотах.

Как пишут в современных детективах? Например, сымпровизируем: “... Сбоку выглядывала ручка пистолета, он шагнул навстречу блондину, мгновение и раздался выстрел, лужица крови расползалась по паркету...” и т.д. Как не скучно: действия, действия и никаких длинных описаний.

У Гоголя в "Невском проспекте" молодой человек желает познакомиться на улице с красивой девушкой. И идет следом за ней по улице. Но вместо того, чтобы описать, как он ее догнал и что говорил, он вдруг на полторы страницы описывает, что это был за человек... в каких домах он встречается "между бледными" девицами (дочками хозяина) и "блестящими  эполетами"... или потом перечисляет разные типы прохожих, среди которых встречается его герой.

     ...

А у Достоевского в "Униженных и  оскорбленных" автор встречает старика с собакой, своего будущего героя. Но вместо того,  чтобы описать, как и что было со стариком,  он  полторы  страницы описывает какой это был день и что он делал с утра, подыскивая себе новую квартиру.

Зачем же это им понадобилось, эти длинноты "не нужные"? Вероятно, они позволяли коснуться многого того, что интересно и важно им было изобразить, а иначе бы все, что их волновало не нашло бы воплощения в их творчестве. А можно ли тогда быть удовлетворенным и от своей литературы, пусть и занимательной для других, и от своей жизни, в конце концов, ведь одно нельзя оторвать от другого?

 

Еще раз  вас  и себя поздравляю с окончанием лекций. Я уже и сам утомился, все-таки это совсем не типичное для меня состояние - читать лекции .... выстраивать какой-то материал в виде мысленной пирамиды у себя в голове и что-то долго рассказывать. Я пишу рассказы обычно или стихи, или картины, или занимаюсь музыкой и т.д. Вы говорите, что жаль, что слышали только одну лекцию...  ну, что же, вам повезло, я бы на вашем месте радовался - все услышали за один раз,  если бы я был студентом, я бы радовался, я же помню себя, когда я был студентом.

А на следующей встрече, через неделю, будут зачеты. Я попрошу вас написать о каком либо литературном произведении с точки зрения эстетики. Мы вместе с вами утвердим какой-то список произведений для рассмотрения. То, что вы писали раньше, мне очень нравилось,  так что я думаю,  что у нас никаких затруднений не будет, а наоборот все будет замечательно.

                              

 

 

    7 апреля  1998

 

 

 

 

 

..................................................................................

*, ** В тестовой части этих цитат я еще уверен более или менее, а в знаках препинания сомневаюсь. А кстати приношу извинения, если где цитаты были и искажены мною по памяти, а она несовершенна

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Т В О Р Ч Е С Т В О

поэта ........................................................

С ТОЧКИ  ЗРЕНИЯ ЭСТЕТИКИ

  

 

 

     1. Ваше впечатление от героев произведения .…………….......?

 

     2. Какие ощущения Вы испытывали от манеры письма ?

 

    3. Возникало ли чувство новизны, что Вы с аналогами этих героев (событий,  стиля письма и т.д.)

 не  встречались раньше?

 

          а) в литературе?          б) в жизни?

 

     4. Ваше впечатление от автора (как личности)?

 

    5. Возникало ли у Вас ощущение, что Вам легче будет принимать решения в своей жизни 

(в процессе чтения или после)?

 

                 а) при тех частей текста, которые вызывали положительные эмоции?

                 б) при чтении тех частей текста, которые вызывали неприятные ощущения?

 

     6. Часто ли Вы испытывали приятные ощущения?

 

    7. Возникали ли параллельные воспоминания из своей жизни?

 

     7. Возникали ли параллельные воспоминания, связанные с произведениями других времен и народов?

 

     8. Какие Вы приметили особенности в этих параллелях?

 

     9. Ваше обобщающее чувство по поводу творчества ........

 

    10. Не хотелось ли задаться каким-либо другим вопросом? Или хотя бы только сформулировать его?

 

 

 

 

 

 

 

 

    Автор А                                                                 Автор Б

 

 

На ветру                                        Во сне я мимо школы проходил

пузырилось белье во дворах            и выдержать не в силах     

на этих парусах                                                разрыдался

мы выплыли из детства

 

 

                             Автор В

 

 

     Невод рыбак расстилал по брегу студеного моря

     мальчик отцу помогал

     отрок! Оставь рыбака

     мрежи иные тебя ожидают иные заботы

     будешь умы направлять

     будешь помощник царям

 

 

                             Автор Г

 

              

     Человечеству никогда не оторваться от Земли

     потому что даже дверь телефонной будки

     скрипит как дверь сарая

     в эти проклятые вечера.. с легким ветерком...

     Никогда!

 

 

                         Автор д

 

 

     Любовь проходит. Смерть надоедает.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

читателю предлагается самому подумать об ощущениях

от  этих стихов

 

 

 

 

 

 

 

   для помощи

 можно задаться вопросами составленными мной для 

                студентов или придумать себе другие

 

 

 

 

                 а для нетерпеливого и любопытного читателя разгадка  

 

 

а - Алексей Алехин

Б - Олег Чухонцев

В - Александр Пушкин

Г - Юрий Косаговский

Д – Руслан Элинин

 

 

 

 

 

 

 

Hosted by uCoz